Сохраним для потомков

Нурлан Джакибаев в процессе изготовления камчи

Из 48 элементов Национального списка нематериального культурного наследия РК 10 внесены в репрезентативный список человечества и находятся под охраной ЮНЕСКО: асык ату, домбровый кюй, казак куреси, весенний праздник казахских коневодов, айтыс, юрта, Наурыз мейрамы, изготовление и распространение тонкого хлеба, охота с ловчими птицами и наследие Коркыт ата. Причем последние 6 вошли как международные заявки от тюркских народов.
Чтобы не было мучительно больно, когда в мир иной уйдет последний носитель того или иного ремесла, традиции, Национальным комитетом по охране НКН РК и Союзом ремесленников РК на периферии проводятся тренинги по инвентаризации национально-культурного наследия «Международные механизмы реализации Конвенции ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия». В Актобе такой тренинг прошел с целью инвентаризации элемента терi өндеу (традиционного казахского искусства обработки кожи), которым владеет Нурлан Джакибаев. Участниками тренинга стали сотрудники актюбинских музеев, работники культуры, чиновники, представители СМИ.

Что имеем, не храним…
Мы привыкли к тому, что у нас многое вымирает – животные, растения, хорошие привычки, свободное время… Безусловно, ко времени вышли программные статьи Елбасы «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» и «Семь граней Великой степи», акцентировавшие внимание общества и исполнительной власти на сохранении культурных и бытовых традиций степной цивилизации.
Кто бы мог подумать лет 60 назад, что в аулах шкуры забитого скота станут выносить на мусорку, что кошму будут делать не в каждом доме и даже селе, что долбленая посуда и предметы убранства юрты останутся только в музеях?.. Да что говорить, если в Казахстане известны случаи вывоза тонн шерсти на свалку!
Сегодня сохранением народных ремесел в Казахстане занимается Национальный комитет по охране НКН, а развитием – республиканский Союз ремесленников. Прецедентом для проведения нынешних инвентаризационных работ в Актюбинской области стало наличие у нас мастера-кожевника члена Союза ремесленников РК Нурлана Джакибаева, проживающего в Шубаркудуке Темирского района и знакомого читателю «АВ» по публикации от 27 июня с.г. «Этнопедагогика в эпоху интеграции».
– Казахстан принял Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия в 2011 году, – рассказала председатель Национального комитета по охране НКН, эксперт, фасилитатор ЮНЕСКО Ханзада Есенова. – И мы проводим тренинги по подготовке на местах людей, которые смогут далее выявлять уникальные элементы нематериального культурного наследия и их носителей на местах и проводить инвентаризацию – это и есть один из пунктов сохранения НКН. Замечу, что к материальному культурному наследию относятся уникальные здания, природные объекты (например, заповедники), а к нематериальным – обычаи и традиции, ремесла, обряды, знания.
Ханзада Азимхановна заметила, что к охраняемым не относятся академические навыки и умения, полученные в процессе освоения профессии, а только передаваемые из поколения в поколение.

Мирас Аскар и Диас Кенжетай растягивают кожу на талкы

Мастер раскрывает секреты
На протяжении трех дней участники тренинга знакомились с Конвенцией об охране всемирного культурного и природного наследия – регламентирующим правовым документом, в мастерской Нурлана Джакибаева получали навыки теоретической и практической обработки инвентаризуемого элемента (полевые исследования), не пропуская ни секунды процесса выделки кожи, обучались составлению полноценного инвентарного файла, достойного для представления элемента в национальный перечень НКН. Технические советы по фото– и видеодокументированию курсанты получали от эксперта ЮНЕСКО, режиссера и оператора Алексея Каменского. Одними из главных показателей элемента, достойного внесения в репрезентативный список, должна быть его аутентичность (подлинность), мотивом к внесению – подтверждение окружения об аутентичности элемента, а одно из главных условий – согласие носителя.
– В любом казахстанском селе шкур животных с избытком, – рассказывает мастер из Шубаркудука. – Поэтому, много лет назад прочитав в журналах «Пионер» и «Еңбек» статьи о технологии выделки кожи, я решил, что добро не должно пропадать. Автор одной из статей, ныне покойный Даркенбай Шокпаров, проживал в Алматинской области, к нему я поехал за знаниями, позднее стал передавать знания школьникам.
Ремесло, которым владеет Нурлан Джакибаев, сегодня относится к разряду вымирающих, поэтому председатель Союза ремесленников РК Айжан Беккулова забила тревогу, а Национальный комитет по охране национально-культурного наследия ее поддержал.
Прецедентом приезда комиссии в Актюбинскую область стала необходимость проведения инвентаризационных работ для дальнейшего внесения в список национально-культурного наследия человечества в мастерской Нурлана Джакибаева, обрабатывающего кожу по традиционной казахской технологии.
Элемент терi өңдеу включает в себя несколько этапов: выбор шкуры, ее очистку, процесс кислотного брожения, крашение – используются қна (пармелия) или ошаған (лопух) – крой и сшивание изделий, придание им формы, антибактериальное окуривание дымом жусана.
Согласно казахской эстетической традиции, все изделия – жагланы, кисекапы, торсыки, конеки, тены, коржыны и другое – Нурлан Джакибаев и его ученики украшают традиционным казахским орнаментом, используя различные техники тиснения. Для выпуклого или вогнутого узора в мастерской из дерева изготавливаются формы. На них накладывается мокрая кожа и орнамент продавливается с использованием специальных приборов. Как правило, этот процесс нетрудоемкий, но требующий кропотливости и усидчивости, и им занимаются девушки или ученики помладше. Важно отметить, что все ученики Нурлана Джакибаева в совершенстве владеют каждым этапом обработки кожи независимо от его трудоемкости.
Отдельный пункт – изготовление мастером и его учениками камчи. Процессы подготовки кожи – те же, кроме добавочного – растяжения. На первом этапе растяжение производится специальным станком талкы, а второй, когда разрезанные и смазанные куском свежего бараньего сала полоски кожи дополнительно протягиваются сквозь дыры в бычьих асыках. Рукоять камчи мастер изготавливает из веток куста тобылгы, распространенного в окрестностях Шубаркудука и имеющего повышенную прочность.
В процессе работы наблюдается несколько ноу-хау мастера: станок талкы, использование для дубления и окрашивания листьев лопуха, некоторые инструменты для тиснения узоров, другое. Также Нурлан Саулебаевич лично присутствует при забивании козы, если ему необходима полость для изготовления меса (большой емкости) для взбивания и хранения кисломолочных напитков.

Диас Кенжетай мечтает стать мастером-кожевником

Уникальность всех этих изделий надик­тована кочевым бытом: емкости из кожи не бьются и не рвутся, продукты в них долго сохраняют свежесть в силу низкой восприимчивости кожи к температуре и бактериальному микроклимату внутри полости, а главное – у номада шкур всегда с избытком, и из нее можно изготовить почти все.
– Примечательно то, что Нурлан восстановил процесс выделки кожи и изготовление утвари по скудным источникам, по музейным экспонатам, – поделилась председатель Союза ремесленников РК, вице-президент WCC/APR/Central Asia, эксперт ЮНЕСКО Айжан Беккулова. – А самое ценное, что он щедро делится знаниями с молодым поколением. Это патриотизм на деле. Сегодня, когда в мире растет интерес к кумысу, шубату и всему натуральному, когда Казахстан с нашими традициями пытается заявить о себе, изделия, производимые в Шубаркудуке, в прямом смысле в тренде, так как являются атрибутами этих традиций.

Учитель технологии Ардак Жанбауов тиснит узор на стенке будущего жаглана

О Нурлане Джакибаеве говорить можно долго. Но в глаза бросается то, что его ученики ловки и умелы на любом этапе работы, что отношения между собой и с учителем уважительные, а если слышен громкий голос, то это шутка или реакция на нее – эдакий образец идеального сообщества, объединенного целью. Соседка Джакибаевых Сара Ермекбаева поделилась, что в доме мастера всегда движение:
– Многие хотят отдать детей, внуков в ученики Нурлану, особенно на лето: ремеслу обучаются и не болтаются без дела. Они там накормлены, заботой окружены. Бывают случаи, когда люди по телефону ставят хозяина дома перед фактом: встреть моего мальчика, я его к тебе в Шубаркудук отправил. Учитель встречает, дает кров. Мой внук Мирас Аскар окончил первый курс физико-технического факультета ЕНУ имени Л. Гумилева, будущий инженер связи, учится по гранту, который получил благодаря занятиям у Нурлана Саулебаевича. Школьником освоил кожевенное искусство и агрономию. Сейчас на каникулах и все лето работает с учителем – совершенствует навыки обработки кожи.
Несмотря на каникулы, ребят действительно много в мастерской Джакибаева: Алина Танатарова и Асель Маратова собирали лопух, Гульнур Нуржан с учительницей рисования Шолпан Серикбаевой тиснили орнамент, другие школьницы кроили и сшивали торсыки, Ерасыл Суюнши и Аманбек Аманиязов везде успевали – подбрасывали жусан в коптильню, следили за огнем под казаном с лопухом, растягивали полоски будущей камчи, скребли шерсть со шкуры.
12-летний Диас Кожантай о себе сказал так:
– Меня здесь все вдохновляет! Родители говорят: «Тебе это надо, учись – в жизни пригодится». Я хочу стать мастером, как мой учитель.

Ерасыл Суюнши занят антибактериальной обработкой изделий

Национальный код
По словам Ханзады Есеновой, этническая принадлежность ремесла, традиции или сакральных знаний не имеет значения, а инициатива сохранения должна исходить снизу. И список из 48 элементов не окончательный – он может дополняться. Сертифицированные участники тренинга должны стать тем инициативным компонентом, который привлечет внимание общественности и обратится к исполнительной власти за многогранной поддержкой носителя элемента, а в Национальный комитет по охране НКН – для инвентаризации элемента:
– Совсем недавно к нам обратился немецкий этнокультурный центр АНК с инициативой внести в репрезентативный список человечества, но прежде в национальный перечень колыбельные песни народа Казахстана. Колыбельная песня несет сакральный смысл, имеется она у любого народа и содержит национальный код. Когда мы стали работать над этой заявкой, поняли, что она будет скорее многонациональной, присоединиться к которой может каждая страна мира. Кроме того, есть инициатива казахстанских экспертов внести в календарь знаменательных дат ЮНЕСКО День колыбельной песни. Но самое главное в нашей работе – разработка программных документов, направленных на поддержку тех носителей, коллективов, ремесленников, которым некому передавать уникальные знания, умения, навыки. И я допускаю льготное кредитование, пересмотр закона о переработке сырья.
– Для казахов обработка кожи была одним из главных ремесел, ведь скот всегда сопровождает кочевника, – рассказала Айжан Беккулова. – Во времена Великого Шелкового пути казахи славились уникальной выделкой кожи, это была одна из главных экспортных статей. В некоторых музеях имеются экспонаты кожаной мужской одежды, которым более 200 лет, и они не утратили мягкость и эластичность. По мере замещения натуральных компонентов химическими при выделке кожи сфера ее использования сузилась, а по мере миграции казахов после революции в Турцию мы наблюдаем там развитие этого ремесла. Сегодня в небольшой по размерам Италии более 850 предприятий по обработке кожи, а у нас их скорее нет…

Р.S. Кроме Нурлана Джакибаева, в нашей области проживают Еркосай Абилов, чье ремесло изготовления струн из бараньих кишок тоже ждет внесения в республиканский репрезентативный список, и Тиршилык Аятхан, владеющий еще одной казахской традицией выделки кожи.

Творчество неизбежно

Человек-легенда. Так отзываются об Айжан Беккуловой все актюбинские ремесленники, знакомые с ней – Еркосай Абилов, Нурлан Джакибаев, Лаура Бердибекова, Булат Атраубаев, другие. На вопрос «Почему они так говорят?» главный ремесленник Казахстана ответила следующее:
– Наверное, потому что я все делаю на общественных началах на протяжении почти 30 лет.
Ее отец – военный журналист и ученик Мухтара Ауэзова, мама работала главным технологом на табачной фабрике, но всегда была творческим человеком. Дед по матери – лучший портной Алматы. Когда началась война, Тукебай оставил свою клиентуру, начал шить полушубки для армии и в силу обстоятельств умер еще до Победы.
У деда по отцу в селе близ Алматы были свои кожевенная мастерская и лесопилка.
По первой специальности Айжан Беккулова – экономист, по второй – работник киноиндустрии и имеет опыт сотворчества с такими режиссерами, как Сергей Соловьев, Ираклий Квирикадзе, Сергей Бодров-старший. После рождения дочки не осталось возможности разъезжать по работе, и она поступила в театрально-художественный институт, согласно диплому которого она художник по монументальному текстилю.
– К моменту окончания вуза у меня уже был опыт общественной работы, и именно с ремесленниками, – вспоминает собеседница. – Сначала это была лига женщин «Творческая инициатива» и первая программа по поддержке ремесленников, потом «Womens Hands», другие, давшие хороший опыт: тренинги, обучение, ярмарки, фестивали. Но после первой конференции ремесленников в Астане (2007 год) мастера озвучили мнение, что нужна организация, объединяющая нас. Союз ремесленников РК образовался в 2012 году по типу всех творческих союзов. Сегодня в областях страны 8 представительств Союза, все работают на волонтерских началах, понимая, что, объединившись, мы сделаем многое. На протяжении 10 лет партнерскую помощь Союзу ремесленников оказывала компания “Chevron”.
С 2008 года Айжан Беккулова проводит конкурс «Шебер», победители которого (130 мастеров) уже побывали в странах Юго-Восточной Азии, где хорошо развиты ремесла.
– И это дало мощный толчок развитию ремесел на местах, – продолжает гостья из Алматы. – Мы общаемся с единомышленниками из других стран, едим местную кухню, участвуем в местных культурных мероприятиях, и каждый из казахстанских мастеров корректирует себе направление. Наступает момент легкого отрезвления, даже шока, и в сознании прикладника происходит революция.
– Айжан Абдыманаповна, вы каким ремеслом занимаетесь?
– Я ткала гобелены, потом перешла на войлок, делала ритуальных кукол. Выставлялась в Америке, Франции, Германии, других странах, но стремление улучшить ситуацию с ремеслами в Казахстане заставляет меня заниматься общественной работой. Творчество неизбежно, потому что это отдушина, потому что без него не могу. Одна из недавних коллекций, моя и Ауес Сагинаевой, «Когда казахи были мореплавателями» – войлок, шелк, вышивка, разные техники – это не следование традициям казахского национального костюма, а то, что психологически нам соответствует. Я это черпаю в глубинках, например, как сегодня почерпнула у Нурлана Джакибаева. Ни в какой книге или энциклопедии мы не находим подробного технологического процесса, какое дает живое общение.

P. S. Работающий на волонтерских началах, Союз ремесленников РК остро нуждается в материальной поддержке государства, ведь культура и ремесло есть код безопасности страны.

Татьяна ВИНОГРАДОВА
Фото автора