“Я к племени болгар принадлежу, но родом я из Казахстана…”

Более ста лет назад на мартукской земле появились первые болгары-гагаузы. До сих пор они свято хранят свои обычаи и традиции.

В поисках лучшей жизни
В 1908 году семьи Федора и Натальи Колтуклу, Георгия и Миланьи Кирчогло прибыли в Каратаусай, где в двух километрах от села основали свое поселение, назвав его Болгарским. На телегах и подводах, нагруженных домашним скарбом, добирались сюда переселенцы больше месяца. Лошадей не было, а потому повозки тянули коровы.  
Члены этих больших семей вырыли землянки и стали обживать плодородные земли. Первым испытанием для них стала суровая казахстанская зима. Но сдюжили, помогая друг другу, научились мужественно побеждать холод. 
Спустя время сюда приехали семьи Гармаш, Баловых, Молочлы, Чавдаря, Дмитриевых, Трифоновых. Они переехали из Бессарабии в поисках счастливой жизни.
В период коллективизации, в 1929 году, все малые поселения объединились в один колхоз имени Молотова с центральной усадьбой  в селе Каратаусай, где в 1939 году работал председателем сельского совета Георгий Кирчогло. В годы Великой Отечественной войны он был призван на фронт, но по ранению комиссован в 1944 году. С 1944 по 1956 годы он снова работал председателем сельсовета. 
Поскольку болгары-гагаузы – исконные огородники, они начали организовывать бригады полеводов, выращивали картофель и овощи.
Каратаусайцы до сих пор с ностальгией вспоминают о труде знатных садоводов – Федора Колтуклу и Николая Балова. Именно Федор Колтуклу первым в селе развел клубнику и угощал земляков особым лакомством – клубничным вареньем, а Николай Балов в своем саду посадил виноградную лозу, привезенную с исторической родины.
До войны дома болгар в селе узнавали сразу, потому что вокруг них обязательно были разбиты фруктовые сады и огородные участки. Благодаря представителям этой национальности коренные жители узнали о баклажанах и сладком перце, научились выращивать различные пряности и добавлять их в еду, стали собирать урожай груш, яблок, вишни.
Некоторые из болгар освоили профессии механизатора и строителя. Так, под руководством прораба Павла Чавдаря в селе были построены  животноводческая ферма, школа, клуб, целая улица домов колхоза «Красный пахарь». Братья Николай и Павел Молочлы стали трактористами. Елена Колтуклу была членом правления колхоза, ее не раз избирали депутатом сельского совета. Она умела помочь, подсказать и быть просто хорошим другом. Все свои деловые качества передала дочери Оксане, а ее сын Николай окончил мединститут и работал врачом. Мудрая болгарская женщина научила своих детей дарить добро людям.

 

9-летний враг народа
В годы военного лихолетья из небольшого села ушли на защиту Родины и не вернулись с полей сражений Г.Д. Балов, А.А. Кирчогло, В.Н. Молочлы. В это тяжелое время за руль тракторов сели их дети и жены, бригаду возглавила Ксения Бартельс (в девичестве Балан). Об этой труженице хотелось бы рассказать подробнее. 
Ксения Георгиевна осталась круглой сиротой в 9 лет. Отец погиб, мать умерла от горя. На руках – трехмесячный братик. Приютила их бабушка. В хозяйстве – корова и три курицы, а это по тем временам считалось жить зажиточно. Объединялись тогда земельные наделы, скот, инвентарь. Кто держал хоть какую-то живность, ее забирали в колхоз. С каждого двора отдай масло, яйца, молоко (вне зависимости от того, есть у тебя корова, куры или нет), уплати налог. Но никто не возражал, последнее отдавали. В один из таких дней уполномоченный с представителями местной власти забрал в колхоз последнюю кормилицу семьи. Жизнь изменилась совсем в другую сторону.
– Стало голодно. Очень хотелось есть. Домой придешь – пусто. Зелени какой-нибудь похлебаешь. Одежонка обносилась, да и выросла я из нее, – вспоминала Ксения Георгиевна. – Бабушка старалась нас, вечно голодных, хоть чем-то накормить. Делала затируху на воде, от которой тошнило, и мы падали в обморок. Летом было проще: мы ели дикий лук, щавель, столбунцы, клевер, дягель и все, что можно (почти то же, что и животные). Росли худыми. Но я была крепенькой девочкой, это помогало мне дальше жить и заботиться о малыше. Так и прозябали в бедноте, пока совсем не стали пухнуть от голода. Когда старшие братья не могли уже встать с постели, умирая от голода, соседи шепнули бабушке, что на противоположной стороне реки, за селом, где пасется колхозный скот, наша корова отелилась, и ночью потихоньку можно привести ее назад. А так как я единственная, кто мог передвигаться, то взяла лыгач и ночью украдкой привела корову домой. Бабушка подоила ее и сразу же приготовила затируху на молоке всем нам и младшему братику. Утром обнаружилась пропажа. Меня, девятилетнюю девочку, как врага народа арестовали и продержали сутки в сарае до приезда уполномоченного из района. Когда приехал представитель власти, он попросил привести ему вора. Увидев перед собой маленькую девочку, он смутился и расспросил меня, почему совершила такой поступок. Я чистосердечно рассказала горькую правду о положении семьи. Он был возмущен тем, что кто-то мог дать распоряжение забрать у сирот последнюю кормилицу, и приказал вернуть корову назад. Затем он вытащил из шинели черный кусок хлеба и дал мне. Я навсегда запомнила то чувство, как, прижав хлеб к груди, бежала счастливая домой, чтобы поделиться этой драгоценной ношей со всеми. Когда умерла бабушка, старший брат поступил учиться, младших отдали в детдом, а меня, как самую крепкую и работящую, удочерила родная сестра бабушки Миланья Кирчогло.
Удивительной девушкой выросла Ксения Георгиевна. Жаловаться не ходила. С юных лет трудилась в колхозе. Работала добросовестно. Бывало, прикорнет немного, а утром снова за работу. Ее никто не спрашивал: «А ты ела сегодня? Спала?». В сумку класть дома нечего, кроме кусочка макухи (жмыха), чтобы червячка заморить. Отруби смешивала с зеленью и пекла оладьи, так и выжила. А ведь это все происходило в годы войны. Тогда, как говорила Ксения Георгиевна, не было богатых, бедных – все были одинаковы, все беды и радости делили вместе. Трудились под девизом: «Все для фронта – все для победы!»
– Мы, девчонки, в коротких перерывах на работе пели песни. А как пели! «Ну, Катя, запевай нашу любимую!» И Катя запевает: «Над озером чаечка вьется…» или «Летела зозуля через мою хату…» Все песни были любимыми, столько в них тоски, горя. Но мы тогда об этом не думали. Осень подходила, надо было думать о завершении школы. Совмещали ведь мы работу в колхозе со школой.
С болью в душе рассказывает Ксения Георгиевна о том тяжелом времени. А кому тогда было легко? Но народ наш выстоял, победил, преодолел все тяготы и лишения.
– Ни одно событие тех лет я не вспоминаю без слез, – признается Ксения Георгиевна. – Те годы меня сделали сильной, привили любовь к труду, научили успешно справляться и с женской, и с мужской работой. Я освоила профессию механизатора. В моей трудовой книжке две записи: принята в колхоз и уволена.
Хочется отметить, что Ксения Бартельс – мама троих детей, за достижение высоких показателей в труде награждена двумя орденами и шестью медалями. Вся ее жизнь прошла на виду односельчан. Она терпеливо, с улыбкой несла свой груз и на работе, и дома. 

И трудились, и отдыхали                      
Болгары-гагаузы – трудолюбивый и жизнерадостный народ. Они умели работать не разгибая спины и отдыхать с музыкой. Как поведала Валентина, супруга Степана Терзы, раньше каждую субботу болгарские семьи приглашали поочередно к себе в гости. У них соблюдался такой обычай, что в течение недели все честно трудятся, не прикасаясь к спиртному, а в субботу организуются посиделки с песнопениями, плясками, напоминающими о своей далекой солнечной стране. Болгары – искусные музыканты, они играли на баяне, мандолине, бубне. Как правило, народный праздник заканчивался в четыре часа утра. В воскресенье следовал отдых . И снова с понедельника по пятницу – на работу.
– Диаспора жила в селе дружной единой семьей, – подчеркивает Валентина Антоновна. – Накрывался всегда общий стол, каждый нес из дома какое-нибудь национальное блюдо. Ядром, вокруг которого тесно вращались молодые, являлась семья первых переселенцев – Николая и Анны Баловых.

Одна семья
У этого народа крепки обычаи гостеприимства и оказания помощи родным и соседям. Особенно трепетно они относятся к рождению ребенка. Близкие и родственники приносят новорожденному подарки и особенные хлеба, которые называются малые питы. После, когда дитя немного окрепнет и подрастет, мать зовет гостей уже на большую питу. Помазанный медом хлебец считается знаком нежности, сладости и славной жизни младенца.
Многие дети войны вспоминают до сих пор добрым словом теплоту и доброжелательность болгарских бабушек, которые успевали растить свои большие семьи и кормить чужих детей.
Талантливая, одаренная творчеством семья Бень в селе организовала после войны мощную художественную самодеятельность – струнный оркестр,  театральный кружок, спектакли которого ставили на сцене сельского клуба.
Старожилы уже ушли из жизни, а их дети, внуки, правнуки трудятся в родном селе, растят новое поколение болгар-гагаузов в суверенном Казахстане, бережно сохраняя культуру своего народа.
25 сентября 2009 года в селе Каратаусай было создано болгаро-гагаузское этнокультурное объединение «Береслава». В такой волнительный момент не смогла сдержать слез Надежда Ерошенко, дочь Федора Колтуклу, родившая и воспитавшая шестерых детей. Она всех собравшихся  торжественно приветствовала на болгаро-гагаузском языке «Селямверерем!» – «Здравствуйте!». Помнят односельчане вкусные обеды тети Нади. Знатным поваром она была. Дома для своих детей всегда готовила национальные блюда: кырму, плачинту, голубцы и, конечно, фирменную закуску – баклажаны с перцем.
Разделить такую большую радость тогда с каратаусайцами приехал из Астаны заместитель председателя секретариата Ассамблеи народа Казахстана Леонид Прокопенко. Обращаясь к жителям, он говорил о единстве народа Казахстана, миролюбивой политике страны, красоте многонационального государства. В этот знаменательный день председателем ЭКО «Береслава» была единогласно избрана Валентина Терза. А на торжество болгары-гагаузы пришли в национальных платьях.

Елена ОНИСЬКОВА

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель