Что убивает Илек?

В июне 2011 года по инициативе редакции «АВ» была проведена масштабная экологическая рейд-акция «Таза өзен» по исследованию состояния Илека – главной реки региона. Экспедиция в составе сотрудников Тобыл-Торгайских департамента экологии и бассейновой инспекции рыбного хозяйства (так они назывались в то время), а также журналисты областной газеты «Актюбинский вестник» прошли на лодках и машинах от истока Илека до границы с РФ и выявили множество нарушений законодательства. К сожалению, по прошествии десяти лет приходится констатировать, что, несмотря на принятие решений на областном уровне, почти ничего не изменилось.

Все течет, но не меняется

На двухсоткилометровом участке от Кандыагаша до границы экспедиция констатировала крайне неудовлетворительное состояние Илека. Установлены факты:
– многочисленных стихийных свалок, появление которых обусловлено отсутствием в прибрежных населенных пунктах полигонов для сбора ТБО;
– браконьерства, использования так называемых «сеток-убийц» китайского производства и хищнического истребления рыбных запасов, естественному пополнению которых препятствует бездумная деятельность человека;
– наличия множества запруд и капитальных железобетонных плотин, мешающих естественному водотоку и, главное, прохождению весеннего ледохода, когда происходит природное самоочищение реки, ее дна от сорной растительности (в первую очередь от камыша) и наносов, открытие подводных ключей, углубление и выпрямление русла. Вследствие этого Илек зарастает камышом, местами река и вовсе поделена на озерца и плесы, что делает невозможным проход вверх по течению рыбы, идущей на нерест;
– распашки земель и вывоза песка из прибрежной зоны, загрязнения воды дизельным топливом и маслом от установленных на берегах двигателей и насосов.
И это не все выявленные нарушения природоохранного и других законодательств РК. Сегодня мы остановимся на одном из них.

Злополучная плотина

Речь о плотине между Алгой и Подхозом в паре километров от райцентра. Объект, соединяющий в этом месте два берега, очень важен для района, т.к. обеспечивает транспортное сообщение в восточном направлении, в сторону аулов Есета батыра, Токмансай и других. Плотине уже много лет – более полувека. Весной ее всегда сносило половодьем, но люди восстанавливали объект, отсыпая сотни тонн грунта, щебня, камней. Эту работу выполняли работники химзавода, поскольку у предприятия на другом берегу было подсобное хозяйство – животные, фруктовый сад, огородный участок. Сейчас даже предположить трудно, сколько примерно за семьдесят лет в русло Илека в этом месте было сброшено материалов и, соответственно, сколько засыпано подводных ключей, родников вниз по течению реки.
В 90-е годы проблему решили кардинально – в тело плотины уложили строительные блоки, плиты, а для водостока – бетонные трубы метрового диаметра. Плотина больше не разрушалась, но в половодье появились другие проблемы. Льдины, ранее очищавшие реку от сорной растительности и песчаных наносов, скапливались у плотины, а вода разливалась по всей округе, заливая дороги и приостанавливая на несколько дней транспортное сообщение. Илек начал мелеть и зарастать камышом, заросли которого продвигаются вверх по течению, сужая и без того неширокое русло реки (конечно, тут надо учитывать и фактор маловодья, связанного с малоснежными зимами). Это одна проблема.
Вторая проблема – «рыбная». В плотине установлено несколько бетонных труб и цоги, через которые, собственно, должен идти водный поток. Правда, о потоке речи нет: сейчас для Илека достаточно одной трубы. Но дело даже не в этом, а в том, что установлены они очень высоко, и весной рыба, стремящаяся по закону природы в верховья Илека для нереста, не может преодолеть эту преграду. В результате вся она скапливается у плотины в небольшом плесе. Но скучать там ей не приходится: вокруг кишащего рыбой плеса весной ступить негде – сотни рыбаков из Актобе и Алги ловят здесь ее на удочки и другие снасти.

Ситуацию надо менять

– Мы в курсе этой ситуации, – говорит заместитель руководителя Тобол-Торгайской межобластной бассейновой инспекции рыбного хозяйства Береке Тогаев, – действительно, эта плотина является, говоря нашим языком, искусственным подпором, негативно влияющим на естественное функционирование водоема. Как вы правильно отметили, река заиливается, мелеет, зарастает растительностью, скудеют ее рыбные запасы, особенно в верховьях Илека.
Хотел бы добавить, что ранее в райакимате периодически возникали вопросы о необходимости строительства в этом месте типового моста, не влияющего на естественный водоток реки. Однако положительного решения эта проблема в силу разных причин так и не нашла.
В этом году ситуация с плотиной может измениться в связи со строительством трассы Кандыагаш – Актобе. Дело в том, что по проекту в нескольких километрах от плотины, выше и ниже по течению, в скором времени будет построено два моста через Илек.
Но будет ли после их введения в строй снесена злополучная плотина у Алги и восстановлен естественный водоток Илека, не знает никто. Как и неизвестно, кто может принять такое решение.

Отписались…

У многих читателей может возникнуть вопрос: «А что было сделано по итогам акции «АВ» тогда, десять лет назад»?
После публикации материалов рейда в газете я как инициатор и руководитель акции выступил на сессии облмаслихата, где рассказал о результатах акции. Впоследствии было принято постановление, где были прописаны, казалось бы, конкретные действия по решению проблем. Сейчас же, по прошествии времени, я понимаю, что все они носили декларативный характер, а по сути были откровенной отпиской. Судя по тому, что постановление готовил один человек из аппарата маслихата, и я сомневаюсь в том, что результаты акции вообще рассматривались членами профильной комиссии. Уверен, что депутаты тогда не имели желания решать важные для общества проблемы.
И все-таки рейд-акция «Актюбинского вестника» не была напрасной. Пусть глобальные вопросы тогда решены не были, но все же часть локальных проблем решить удалось.

Десять лет спустя…
После того рейда неприятный осадок остался у меня оттого, что в маслихате проигнорировали вопрос, поднятый бывшим инспектором Тобыл-Торгайской межобластной бассейновой инспекции рыбного хозяйства Муратом Ахмеджановым (сейчас он на пенсии). Тогда Мурат Адигамович рассказал, что в 70-е годы неподалеку от Мартука в сторону Жайсана русло Илека имело форму своеобразного кольца. В половодье высокие, обрывистые берега обваливались, и некий районный руководитель водохозяйственной организации, кстати, не имевший соответствующего образования и занимавший этот пост по разнарядке, решил, что через несколько лет край обрыва дойдет до разъезда Жайсан, и предложил выпрямить русло Илека.
Сказано – сделано. Без исследований специалистов нагнали техники и в нескольких километрах выше по течению прорыли небольшой канал по «перешейку». Со временем река сделала свое дело: она размыла канал до нужной ей ширины, несет сейчас по нему свои воды, и немногие знают сегодня о ее естественном русле.
Вот в этом-то и вся соль. По утверждению Мурата Ахмеджанова, уровень Илека выше по течению, вплоть до Актобе, упал именно из-за этого местного «проекта века».
– Дело в том, что старое, веками существовавшее русло, было уникальным – оно располагалось на огромной, чуть приподнятой территории, и это служило фактором, сдерживающим течение реки. Из-за этого уровень реки в верховьях естественным образом поднимался. Канал же, прорытый недальновидными людьми, проходил ниже, и вода, идя, как и электроток, «по линии наименьшего сопротивления», не встречая преград, устремлялась вниз, размывая русло. Скорость течения воды в реке стала больше. Так люди искусственно увеличили водосброс в Урал ценою падения уровня воды на казахстанской территории, – пояснял Мурат Адигамович.
Но это еще не все беды, которые принесло изменение естественного русла Илека: сильно пострадало воспроизводство рыбных запасов. Дело в том, что во время паводка Илек в этой части заливал огромную, в несколько сот гектаров, территорию, на которой было много прибрежных озер. В них происходил нерест рыб, естественным образом выращивались мальки, которые в следующее половодье покидали эти озера и уплывали в Илек, пополняя его запасы. Это были своеобразные природные садки для выращивания молодняка. Плюс на этой местности, заливаемой водой, были острова, где водилось много разной дичи, разгуливали и размножались кабаны и косули. Бобры и сейчас живут здесь.
– Восстановить естественный ход Илека и возродить здесь жизнь еще можно. Для этого надо лишь перекрыть тот самый злосчастный искусственный канал в месте поворота реки и направить Илек в родное русло. При нынешней землеройной и специальной технике на то, чтобы исправить ошибки прошлых лет, потребуется всего несколько дней. И тогда уровень Илека вверх по течению обязательно поднимется, в районе Актобе – не менее чем на один метр, – убеждал нас Мурат Ахмеджанов.
Предложение ветерана актуально и сейчас. Главное – изучить этот вопрос, на что десять лет назад у депутатов облмаслихата не хватило ни желания, ни ответственности за судьбу главной реки региона.

Вместо заключения
Столь подробно остановился на вопросе изменения русла Илека, потому что считаю, что исправить ошибки или недочеты можно. Тем более на днях стало известно, что Тобыл-Торгайская межобластная бассейновая инспекция рыбного хозяйства планирует в этом году повторить акцию «АВ» в том же формате, с привлечением работников областных природоохранных и санитарных структур, ученых-экологов проектного офиса «Адалдык аланы» и журналистов. Планируется и участие корреспондента «АВ».
Возможно, новый рейд по изучению состояния Илека от его истока до границы с РФ не только подтвердит старые проблемы, но и выявит новые. Главное же, как показал наш опыт, чтобы к их решению в регионе подошли более системно и ответственно.
Ну и, конечно, была наконец решена проблема злополучной алгинской плотины, семьдесят лет убивающей наш Илек.
Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ

Фото из архива «АВ»

+1
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель