Годы сталинского террора

Сегодня Казахстан поминает жертв политических репрессий. Трагедия не обошла стороной и Актюбинскую область. Несколько тысяч наших земляков в одночасье стали врагами народа, многие были расстреляны без всякого суда. Исследователи называют разные цифры о числе пострадавших.

Расстрелянных даже не хоронили, а сбрасывали в ямы у подножья Верблюжьей горы. Есть в области и другие захоронения, о которых ничего пока неизвестно…

Анатомия горя

 

Архивные материалы о массовых

репрессиях составили книгу из трех томов.

 

Полгода

в архиве

На заре независимости общественность Казахстана поднимала вопрос о том, чтобы дать правовую оценку голоду 1932-1933 годов и репрессий 1937-38 годов. Результатом стал Закон «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» от 14 апреля 1993 года. Отметим, что часть граждан СССР оправдали еще в середине 50-х, после смерти Иосифа Сталина. Во время периода гласности данная тема поднималась еще активнее. Казалось, что уже известно все об истории массовых репрессий. Однако это было не так. Несмотря на то, что прошло достаточно времени после ХХ съезда ЦК КПСС, архивные материалы под грифами «секретно» и «совершенно секретно» оставались недоступными. Только после принятия вышеуказанного закона ученым поручили исследовать эти трагические страницы нашей истории. Они должны были выяснить количество репрессированных по всему Казахстану и, по возможности, установить их личности.

Анатомию сталинских репрессий в масштабах Актюбинской области изучал местный ученый, доктор исторических наук Закрадин Байдосов. По его словам, ради этого он полгода провел в архиве Актюбинского КГБ. Итогом работы стала трехтомная книга.

– В феврале 1997 года я оказался в архиве, где шесть с половиной месяцев знакомился с личными делами 5 200 человек, – рассказывает историк. – В их числе были руководители областных, городских, районных учреждений, секретари и председатели райкомов и райисполкомов, сельских советов, аульные активисты, поборники советской власти. Одним словом, люди с лидерскими качествами, которые могли повести за собой народ.

Дополнительно исследователь запросил дела известных актюбинцев, в том числе Узакбая Кулумбетова, Теля Жаманмурынова, Телжана и Шайзады Шонановых, Темирбека Жургенова, первого секретаря обкома Компартии Айтмухамета Мусина, Ахмета Жубанова и многих других.

– Ряд материалов по их делам находится в 4-м отделе КГБ СССР. Их, конечно, мне не дали. Что касается материалов из республиканского КГБ, то шесть дел мне доставили из Алматы самолетом, – вспоминает Закрадин Байдосов.

По данным историка, репрессиям подверглись 15 миллионов граждан СССР. Из них в Украине – 9 миллионов, Белоруссии – 2,5 миллиона человек. По Казахстану было репрессировано 102 тысячи человек, по Актюбинской области – 7 200 человек.

 

Уничтожить

врагов

революции

Закрадин Байдосов отмечает, что истоки репрессий были заложены еще в 1918 году на съезде РСДРП (б) с заявления Владимира Ленина о том, что для того, чтобы сохранить плоды Октябрьской революции и развивать ее дальше, нужно полностью уничтожить всех ее врагов.

А в 1930 году на Всесоюзном съезде выступил Иосиф Сталин с речью, в которой говорил, что для победы в стране социализма в первую очередь надо уничтожить его классовых врагов. Это означало, что дело Ленина продолжается. За 7 лет были разработаны идеология, тактика, механизмы репрессионных действий, то есть вся анатомия кампании.

– Расскажу такую интересную вещь, – продолжает доктор исторических наук. – В 1936-м была принята Конституция СССР. Там был пункт, согласно которому любая союзная республика имела право выйти из состава СССР и создать свое отдельное независимое государство или войти в состав другого государства, если оно граничит с ним. В детстве нам не раз напоминали об этих статьях, как о примере наличия в Союзе демократии. Но была тут и другая подоплека. Казахская интеллигенция тогда тайно заговорила о независимости, и об этом знали спецслужбы. До начала Второй мировой войны оставалось совсем немного. Если бы Германия напала в тот момент, многие республики отошли бы от России. Поэтому в срочном порядке принялись очищать общество от людей с такими идеями.

Чтобы узаконить задуманное, в стране Советов обозначили идеологическую проблему, появились понятия: панисламизм, пантюркизм, национализм, шпионаж, вредительство. Жители европейской части СССР до Уральских гор были шпионами Германии, а за Уралом – Японии. Итогом стало «выявление» в Москве контрреволюционной организации всего тюркского мира, которую в СССР якобы возглавлял Турар Рыскулов, а управлял всем Мустафа Шокай из Парижа.

В Казахстане руководителем организации сделали Узакбая Кулумбетова, в Киргизии, Узбекистане тоже нашли зачинщиков. В Актюбинской области «лидером контрреволюционеров» стал выпускник Московской сельхозакадемии, к тому моменту заместитель председателя облисполкома Тель Жаманмурынов. Сетью организаций в районах, аулах «руководили» также люди из числа местных председателей исполкомов и секретарей партийных комитетов. Ясно, что указанные выше 102 тысячи человек «оказались» членами данной организации. 62 тысячи из них были расстреляны.

К 1939 году всех «контрреволюционеров» уничтожили, а затем дошла очередь до работников НКВД и ГПУ. К примеру, в 1937 году руководителем Актюбинского НКВД был Демидов. Через год его отправляют в Чимкент, вместо него назначают Титова из Уральска. В одном месте они долго не засиживались, их меняли каждые 2-3 года. В итоге Титова и Демидова обвинили в аресте невинных людей. Получалось так, что после выполнения своей миссии они и сами лишились жизней. Такая вот была чистка.

– Я запросил личные дела Титова и Демидова. Каждое из них составляло 7-8 томов. Ознакомившись с ними, можно представить полную картину в Актюбинской области тех лет, – говорит ученый. – В те годы из союзного НКВД в Казахстан приходили телеграммы-разнарядки, которые рассылались по областям и районам. У меня есть копия одной из таких разнарядок за подписью Титова, где указано, что надо арестовать 1 000 (тысячу!) человек. Людей делили по категориям. Людей из первой категории должны были расстрелять, вторую категорию – сослать в трудовые лагеря. Третью категорию арестантов предстояло осудить на разные тюремные сроки.

Кстати, роясь в архивных документах, Закрадин Байдосов нашел человека, который исполнял приговоры. В 1997 году он жил в Актобе и числился как ветеран КГБ.

– Назвать его нормальным человеком язык бы не повернулся. У него было изуродованное лицо и невнятная речь. Так наказала его судьба за невинно осужденных и расстрелянных, – говорит профессор.

 

Были лагеря

и в нашей

области

Что касается мест массовых расстрелов и захоронений, исследователь, кроме Верблюжьей горы, других не знает.

– Но слышал о случае в Темирском районе, – рассказывает Закрадин Байдосов. – Житель аула Жамбыл поздно вечером выехал верхом в сторону города Темир. И по пути следования увидел большую группу людей. Без каких-либо опасений он подъехал поближе и начал расспрашивать, что здесь происходит. Оказалось, чекисты готовились расстрелять людей. Естественно, его задержали, забрали в тюрьму, а позже расстреляли как контрреволюционера.

– Возможно, там тоже было место расстрела, – размышляет историк. – Но точно его сейчас не установить. Запросы по Иргизу и Шалкару тоже результатов не дали.

По его данным, на Туйетобе расстреляно 1 200 человек. Приговор исполнялся на месте. Иногда на грузовиках привозили тела «врагов народа».

О трагедии на Верблюжьей горе Закрадину Байдосову во времена Советского Союза не было ничего известно.

– Тогда открыто об этом ничего не говорили, – признается бывший партработник. – Но не раз слышал от аксакалов Петропавловки и совхоза имени Пацаева, что со стороны Верблюжьей горы по ночам якобы раздается грохот. Возможно, слухи о расстрелах 30-х переросли в легенду.

Вместе с тем Закрадин Байдосов утверждает, что на территории нашей области тоже находились лагеря для репрессированных. Всего в Средней Азии и Казахстане было 33 крупных лагеря, 23 из них – в нашей республике. В Актюбинской области – Иргизлаг и Камыслаг. Ученый предполагает, что, возможно, и второй лагерь также находился в Иргизе, так как заготовку камыша можно было организовать только в этом районе. Также известно, что заключенные ГУЛАГа строили наши крупные промышленные предприятия.

 

Приговорить к расстрелу!

Всего жертвами политических репрессий в Актюбинской области в 30-50-е годы, по подсчетам местных краеведов, стали около 7 000 человек. Из них 5 700 впоследствии были реабилитированы.

Большинство арестованных в Актюбинской области были приговорены к расстрелу. Исследователи объясняют этот трагический факт тем, что город Актюбинск, Шалкарский, Иргизский, Табынский районы в материалах НКВД были представлены как центры контрреволюционной, националистической, панисламистской, пантюркистской деятельности.

 

Не

щадили даже

женщин

Террор не обошел стороной и женщин. Всего по области, по подсчетам современных исследователей, были репрессированы 263 женщины. Из них 94 русских, 55 казашек, 39 немок, 38 украинок, 13 евреек, 6 полек, 3 финки, 3 татарки, по 2 белорусски, латышки, молдаванки, грузинки, азербайджанки, по одной эстонке и чеченке.

21 из них была приговорена к расстрелу, 28 женщин выслали за пределы Актюбинской области в другие регионы, остальным дали различные сроки тюремного заключения.

Одной из 21 приговоренных к казни женщин была жена известного ученого Телжана Шонанова Шахзада Шонанова.

Кстати, в октябре 1937 года за подписью наркома Ежова всем органам НКВД, в том числе и в Актюбинск, поступил приказ: «Немедленно с получением сего приступите к аресту жен изменников Родины и изъятию их из семей согласно прилагаемым ордерам и спискам».

 

Памятника все нет…

Ряд общественных организаций Актобе призывает 31 мая признать Днем памяти жертв геноцида и поставить памятник, о котором говорили еще 20 лет назад.

В 1992 году по инициативе членов движения «Азат» в центральном парке культуры и отдыха установили плиту, извещающую, что на ее месте будет поставлен памятник жертвам геноцида. С тех пор прошло более 20 лет. Гранитная плита стояла там до прошлого года. Как сообщил председатель Актюбинского филиала РОО «Ұлт тағдыры» Айткали Италиев, перед реконструкцией парка к авторам идеи обратились местные власти с просьбой перенести плиту и воздвигнуть памятник в другом месте города.

– Памятник надо поставить в самом посещаемом людьми районе и вовсе не обязательно в центре парка. Можно выбрать уединенное место, где пришедшие люди могли бы посидеть в тишине со своими воспоминаниями, – считает Айткали Италиев.

По его словам, до событий 1937 года произошли конфискация имущества (в 1928 году) и голодомор (1931-1933 годы). Поэтому бывший активист движения «Азат» предлагает признать 31 мая днем геноцида. Общественники не согласны с мнением, что около трех миллионов казахов вымерло из-за того, что кочевой народ просто не был готов к оседлому образу жизни.

– Украинцы ведь не были кочевниками, – говорят они. – 31 мая в Казахстане отмечают День памяти жертв репрессий. На самом деле это был явный геноцид. Мир признал геноцид против армян, евреев. Украина объявила те годы голодомором. Почему бы и нам не принять такого решения?

 

Горькие тайны Верблюжьей горы

 

Ежегодно 31 мая актюбинцы отправляются на Верблюжью гору почтить память тех, кто безвинно пострадал в годы репрессий. Здесь покоятся останки расстрелянных актюбинцев. Для них не готовились могилы, им не устраивали похороны. Их тела подальше от глаз людских закапывали прямо у этой горы.

 

Пожирающие ямы

Услышав о так называемых пожирающих ямах (жұт-па шұңқырлар) на Верблюжьей горе, мы начали искать тех, кто мог бы точно указать эти места. Признаемся, что о захоронении на 20-м километре орской трассы мы вспоминаем в основном 31 мая и ограничиваемся траурным митингом у монумента на Верблюжьей горе. Самым информированным оказался известный актюбинский журналист Узакбай Кауыс. Несмотря на проблемы со здоровьем, председатель Актюбинского филиала республиканского общества жертв политических репрессий сам вызвался стать путеводителем корреспондента «АВ».

Действительно, бывая на Верблюжьей горе, не сразу обращаешь внимание на ее окрестности. Вокруг холма находятся несколько небольших оврагов. Спустившись с горы, обнаруживаешь на их дне узкие ямы-отверстия, заросшие густой травой. По словам Узакбая Кауыса, в годы репрессий сотрудники ГПУ и НКВД долго искали место, чтобы понадежнее спрятать трупы расстрелянных. Верблюжья гора стала идеальным местом: после исполнения приговора не надо было хоронить жертвы. Достаточно было столкнуть их, и ямы сами «проглатывали» покойников.

О том, что под Верблюжьей горой находятся карстовые пещеры, в начале 90-х годов узнал один из актюбинских студентов. Проведя собственное исследование местности, в одной из ям он наткнулся на черепа людей, которые всплыли после весеннего половодья. На затылочной стороне черепов были обнаружены дырки, проделанные пулями. Об ужасающей находке стало известно общественности. В 1992 году все останки собрали, уложили в несколько больших ящиков и перезахоронили на Верблюжьей горе. Чуть позже по инициативе фронтовика и видного педагога Бердалы Хасанова здесь соорудили памятную стелу.

– 31 мая 1997 года на этом месте состоялся первый митинг, – рассказывает Узакбай Кауыс. – С утра собрались возле акимата. День был ясным и теплым, поэтому выехали налегке. Но когда подъехали к Верблюжьей горе, я почувствовал жуткий холод, который сопровождался пронизывающим ветром. Спасся тем, что кто-то дал мне чапан. Мы читали Коран у каждой ямы. Говорят, душа усопшего не успокоится, если по нему не прочитают Коран. А здесь лежат останки более тысячи человек.

В эти же годы в Казахстане создается общество жертв политических репрессий, основателем которого стал Бекболат Мустафин. В 30-е годы прошлого столетия он работал в ЦК Компартии Казахстана, а потом, как враг народа, провел за колючей проволокой 20 лет. Актюбинский филиал общества возглавил Узакбай Кауыс. Благодаря работе общественников в Актобе появилась улица Левона Мирзояна, расстрелянного в Лефортовской тюрьме в 1939 году. Армянская диаспора установила на улице мемориальную плиту и памятник первому секретарю ЦК компартии Казахстана, прозванному в народе Мырзажаном.

– С тех пор работаем в этом направлении, – рассказывает собеседник. – Ищем, восстанавливаем имена расстрелянных, высланных. Из репрессированных никого уже не осталось, но живы их потомки.

Врагами народа в Актюбинской области были признаны 5,5 тысячи человек. 1,5 тысячи из них расстреляны. Под жестокий молот репрессий сначала попала интеллигенция, затем те, кто хоть немного владел грамотой и отличался активной гражданской позицией.

– Ко мне обращаются люди из разных уголков страны, – говорит Узакбай Кауыс. – Не отказываю никому, выезжаю с ними на гору. Недавно в Актобе побывала большая семья из Атырау. Ее члены хотят узнать правду о своих родителях, имена которых когда-то боялись даже произносить.

По его словам, в те суровые годы в Актюбинскую область депортировали многие народы из других регионов страны Советов. Коренное население, наоборот, высылали в другие места. Поэтому здесь покоятся не только казахи, но и украинцы, русские, евреи, армяне.

– Верблюжью гору нужно благоустроить, – считает Узакбай Кауыс. – Ведь это историческое место. В идеале было бы хорошо установить личности всех расстрелянных. В 1992 году все останки собрали в десять больших ящиков и перезахоронили там, где сейчас стоит монумент.

 

Третье

обвинение стало роковым

Репрессии не обошли стороной и семью самого Узакбая Кауыса. Промозглой октябрьской ночью 1937 года из Шалкара забрали 80 человек. Среди них были дедушка Узакбая Нуржигит Кауыс со своим другом Демесином Сатаевым. Последний позже станет тестем нашего собеседника. Нуржигит Кауыс с юных лет воспитывался в «Хан мешіті», что в полутора сотнях километров южнее Шалкара. Окончил медресе, позже обучался в Бухаре.

Муллу Нуржигита советская власть обвиняла трижды. Первый раз в 1935 году. Тогда он проходил по так называемому «делу Кожабергенова». Обвинения были предъявлены 20 человекам, забившим свой личный скот.

– Во время «малого октября» Голощекина дед предвидел голод. Собрал своих односельчан и агитировал переехать ближе к Аральскому морю или железной дороге, – рассказывает внук репрессированного. – Второй раз его обвинили из-за того, что он приютил семью легендарного маршала Тухачевского, мама и дочь которого были высланы в Шалкар. Насколько я знаю, дед привез их на верблюде домой, накормил и тем самым спас от голода.

Третье обвинение для Нуржигита Кауыса стало роковым. К тому моменту к врагам народа причисляли всех тех, кто имел отношение к религии. А дедушка Узакбая был известен в округе как Сары молда. Этого было достаточно. По данным Узакбая Кауыса, в 1937 году в СССР провели перепись населения. В результате стало известно, что 80 процентов граждан первого в мире социалистического государства верят в Бога.

Кстати, сын «врага народа» Сагидолла, отец Узакбая Кауыса, с трудом получил три класса образования.

Всего из 80 шалкарцев домой вернулись только четверо. В том числе и тесть Узакбая. В 1947-м, услышав весть о возвращении Нуржигита домой, родные поспешили на вокзал. На перроне стоял обросший и бледный человек. Отбыв срок в лагерях, он не мог даже самостоятельно передвигаться. Его высадили с поезда и оставили прямо на перроне.

– Отец рассказывал, что этот в буквальном смысле живой труп принесли домой на руках, – говорит Узакбай ага. – Деду тогда было лет 60. Умер он в 1978 году в возрасте 86 лет, а тесть скончался в 1967 году. Дедушка выжил лишь благодаря бабушке, которая ежемесячно в течение 10 лет отправляла ему посылки.

 

Над Главной темой работал Абат КАРАТАЕВ

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель