И жизнь в награду

Их рабочее место – операционная. Они знают о человеческом сердце все и благодаря знаниям и мастерству спасли тысячи человеческих жизней. Круглые сутки живут в режиме готовность № 1, чтобы по первому зову сразиться со смертью и победить.

Шанс на спасение
В начале года многие СМИ писали о героических действиях врачей, спасших новорожденного из Темирского района. В этой операции вместе с врачами санавиации принимали участие и хирурги кардиореанимационного отделения детского стационара Актюбинского медицинского центра.
Кардиохирурги, с первых часов консультировавшие сельских коллег с помощью телемедицины, затем боролись за жизнь ребенка уже в Актобе. Бригада во главе с заведующим отделением кардиохирургии Актюбинского медцентра Ануаром Досмагамбетовым смогла спасти жизнь ребенку.
Как признался 38-летний кардиохирург Ануар Досмагамбетов, которого спустя некоторое время я посетил на рабочем месте, чтобы подробнее узнать о работе кардиохирургов, так бывает не всегда.
– Допустим, это сердце и его межжелудочковые перегородки, – быстрыми движениями рисует он карандашом на бумаге круг и делит его на четыре части, объясняя тактику операции. – Через кровеносную систему мы добираемся до одной из них. Ее стенка повреждена: в ней образовалось отверстие. С помощью специального проводника добираемся до этого места и закрываем отверстие укрепленным на кончике проводника окклюдером (устройство для закрытия межжелудочковой перегородки сердца).
– Понимаете? – поднимает он взгляд на меня.
В ответ я согласно киваю головой, и он продолжает объяснять, что сейчас происходит в операционной, отделенной от нас стеклянной перегородкой.
Его рассказ неожиданно прерывается.
– У него нет шансов, – произносит, снимая с лица маску, вышедший из операционного блока хирург. – Вдобавок к пороку сердца у пациента обнаружена злокачественная опухоль, а это уже приговор. Мы, к сожалению, ничем не сможем помочь.
– Ребенку всего полтора года, – добавляет он, взглянув на Ануара Сагидуллаевича. – Надо сообщить об этом матери.
На сегодня это была уже третья операция на сердце, но рабочий день кардиохирургов на этом не заканчивался. Бригада, в течение шести часов боровшаяся за жизнь обреченного ребенка, уже готовилась к очередной, не менее сложной операции.
– Так, к сожалению, случается, – помрачнев, произносит мой собеседник. – На моей практике это было несколько раз. Горький удел каждого хирурга – собирать в сердце собственное кладбище. Каждая смерть остается в памяти навсегда.

Один в поле не воин
Наша беседа прервалась: Ануар Сагидуллаевич, извинившись, вышел из операционного блока, – ему предстояла тяжелая встреча с родителями и родственниками ребенка.
– Такая у нас работа, – вернувшись, тяжело вздыхая, продолжает прерванный разговор хирург. – Мы как гонцы. Если принес радостную весть, тебя осыпают благодарностями, а если весть горькая, звучат упреки.
В отделении кардиохирургии, которым заведует Ануар Досмагамбетов, работают пять врачей-кардиологов, семь медсестер, три нейрохирурга, анестезиолог, перфузиолог, следящий во время операции за работой аппарата искусственного кровообращения, когда сердце оперируемого младенца приходится останавливать. Всего в штате 20 человек. В отделении два операционных блока. В первом из них, ангиографическом, делают операции без открытого вмешательства в организм. Во второй операции проводят, вскрывая грудную клетку и останавливая сердце.
Оборудование в ангиографической операционной очень дорогое, стоит около 500 миллионов тенге. Но оно помогает точно узнать анатомию порока сердца. Без разреза, через пункцию кровеносных сосудов вводится тончайшая нить-проводник. Это дает возможность с большой точностью поставить диагноз и разработать дальнейшую стратегию лечения больного. Весь процесс операции благодаря специальному раствору-контрасту, введенному в организм, отслеживается по мониторам у операционного стола. Такие же установлены в соседней, отгороженной стеклом комнате, откуда коллеги и сам Ануар Сагидуллаевич следят за ходом операции и дают нужные советы.

Будни
Рабочий день заведующего отделением кардиохирургии начинается в 7 часов утра с посещения реанимационной палаты.
– Здесь дети, которым сделали операцию, – объясняет Ануар Сагидуллаевич. – Потом я иду в отделение, проверяя состояние остальных больных.
Завершается утренний обход ежедневным медицинским консилиумом, в котором участвуют не только врачи, хирурги, но операционные и медицинские сестры. Во время обсуждения рабочего дня дорого мнение каждого члена команды. В день проводится несколько операций.
– Почти каждая длится не один час, – продолжает мой собеседник. – Это работа на грани возможностей. Младенческий организм хрупок, нужно очень осторожно вторгаться в него, чтобы не навредить.
Бригада в течение нескольких часов после операции внимательно следит за состоянием ребенка. Летальные исходы случаются. Опытный хирург уже на операционном столе, по одним ему известным признакам понимает, когда ребенок, что называется, уходит.
– Надо понимать, что порок сердца – это очень серьезный диагноз. Мало спасти, нужно оберегать в дальнейшем от повторной критической ситуации, – объясняет хирург. – Это уже ответственность родителей. К сожалению, операция не панацея. Человек на протяжении всей жизни будет жить под угрозой. Мы в течение полугода контролируем прооперированного малыша.
Средний возраст персонала – 30 лет. Ануар Сагидуллаевич – ветеран, ему недавно исполнилось 38 лет, его хирургический стаж составляет более 20 лет.
– Работа у нас круглосуточная, – продолжает знакомить с жизнью отделения хирург. – Поэтому здесь всегда есть дежурный врач, а операционная бригада готова в любое время суток собрать вещи и вылететь в любую точку области или страны.

Продолжатель династии
Его отец, известный в стране хирург, работает рядом с сыном, руководя хирургическим подразделением медицинского центра. Мама до выхода на пенсию работала врачом, а старшая сестра – врач одной из частных клиник города.
Ануар окончил ЗКГМУ имени
М. Оспанова в 2003 году. Начинал карьеру детским хирургом в областной детской больнице, которая в то время находилась рядом с парком имени Пушкина. Через пять лет ушел в кардиохирургию и вот уже 15 лет делает сложнейшие операции на сердце, успевая при этом побывать и за рубежом, чтобы принять участие в уникальных операциях с применением новейших медицинских разработок. У него много знакомых и друзей среди хирургов Грузии, России, Азербайджана, Израиля, Южной Кореи. Часто Ануар Сагидуллаевич выезжает, чтобы посмотреть на то, как работают и какие методы применяют его коллеги из Японии, Германии, Израиля.
– Медицина интересовала меня с детства, – признается Ануар Сагидуллаевич. – Я всегда знал, что стану хирургом.
В отделении, которым он руководит, у каждого четко распределены обязанности. Но хирург твердо уверен, что главным в отделении является не он, а кардиолог, который должен очень тщательно подготовить ребенка к операции.
– От того, как кардиолог подготовит маленького пациента к сложнейшей операции, зависит ее исход. А место кардиохирургов – в операционной, – считает он. – Ну а в целом – это совместная и слаженная работа всей нашей команды. Мы должны работать как единый механизм. В противном случае вряд ли мы смогли бы спасти сотни человеческих жизней. Тот случай с новорожденным из Темирского района, за жизнь которого боролись десятки врачей, тому подтверждение. Кстати, сейчас ребенок полностью восстановился после операции и сегодня мы его выписываем.
Таких случаев, как выяснилось, у кардиохирурга было немало. В марте 2017 года ему срочно пришлось выехать в Уральск. У двухдневной новорожденной была выявлена томпонада сердца (клинический синдром, связанный с резким нарушением функции сердца).
– А через два дня мне предстояло улетать по заданию областного управления здравоохранения в Южную Корею, я уже собирал вещи, – с улыбкой вспоминает хирург. – Но девочка умирала, надо было срочно быть на месте.
Поднявшаяся метель не позволяла вылететь санавиацией, с автомобильным транспортом почему-то тоже вышла заминка, и хирург принял единственно правильное решение – ехать на своей машине.
– Не буду рассказывать, как я добирался в Уральск, это отдельная история, – смеется он. – Ехал пять часов, но успел вовремя. Прямо с дороги – за операционный стол. Преодолевать в нашей профессии приходится множество проблем и трудностей. Но мы ведь хирурги, а это значит, что изначально должны быть готовы к трудной, порой неравной борьбе. Зная, что единственной наградой за наше умение и мастерство является жизнь ребенка, мы просто не имеем права на ошибку.
Санат РАШ

Фото автора

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель