Красный цвет на карте области

Красной книги Актюбинской области пока нет, но, как видится, рано или поздно она обязательно будет. Это диктуется временем и все ссуживающимся миром первозданной природы.

Привередливый читатель сразу спросит: «А зачем нужна Красная книга области, если есть подобная на республиканском уровне?».

В самом деле, зачем? Попробуем разобраться.

Время требует

Мысль о необходимости такого издания пришла в чью-то светлую голову не спонтанно, а вынашивалась человечеством десятилетиями — с начала 20-го века, подспудно подводя людей к пониманию того, что биоценозы не могут самосохраняться вечно, что им нужна помощь. Ученые подсчитали: за последние четыре столетия с лица Земли исчезли 83 вида млекопитающих, 128 — птиц, 21 — пресмыкающихся, 5 — земноводных, 81 — рыб, 72 — насекомых, 291 — моллюсков и т.д. Таким образом, Красная книга была призвана привлечь внимание людей к охране редких и вымирающих видов растений и животных. Первая Красная книга МСОП (Международный союз охраны природы) появилась в 1963 году. Два ее тома включали только млекопитающих (211 видов) и птиц (312 видов). В последующих изданиях объем Книги значительно расширился за счет увеличения попавших в нее видов. Растения в Книгу не включались.

Первый выпуск Красной книги СССР был осуществлен в 1978 году. В том же году увидело свет первое издание Красной книги Казахстана. Состояла она из двух томов: «Животные» и «Растения». Первый том включал в себя 31 вид млекопитающих, 43 — птиц, 8 — пресмыкающихся, 1 — земноводных, 10 — рыб.

Второе издание появилось в 1991 году. Удивительно, что оно вообще в то тяжелое для республики время вышло. Впервые в Книге были представлены беспозвоночные (105 видов).

Третье издание вышло уже в суверенном Казахстане (в 1996-1999 гг.) и состояло из трех томов. По количеству животных оно мало чем отличалось от второго: млекопитающие — 40 видов, птицы — 57, пресмыкающиеся — 10, земноводные — 3, рыбы — 16, беспозвоночные — 96.

Красная книга — не только список редких и исчезающих животных и их описание. В положении о Красной книге РК от 15 декабря 2004 года сказано, что она «является одновременно составной частью государственного кадастра животного и растительного мира». То есть Красная книга — это не просто сборник статей, это — научный труд, имеющий не только познавательный, но и прикладной характер. В ее создании были задействованы лучшие ученые в соответствующих областях природоведческой науки.

 

Каждому

региону —

по Книге

Региональная Красная книга — уже третий этап в охране вымирающих и редких видов. От изданий с глобальной постановкой вопроса — быть или не быть? — ее явно отличает практическая направленность. Давайте порассуждаем.

Во-первых, международные и национальные Книги представляют животных и растения, нуждающихся в защите, в самом общем виде. В них вы найдете сведения о примерной дислокации видов на территории стран. В них не учитывается распространенность тех или иных видов на конкретных территориях. Более детальные данные загромоздили бы и без того объемные тома Книги. Отсюда и коллизии. Если, скажем, в каком-то регионе рассматриваемый вид — обычное явление, что автоматически означает — и для всей страны, то в другом его появление — настоящая сенсация. И гордость местного населения.

В качестве примера приведу тетерева. Обычная для северо-восточных областей страны птица, в нашей она гнездится только на территории Мартукского и Каргалинского районов. Но и там встретить ее непросто. То есть для нашего региона это редкий вид.

Во-вторых. Из охраняемых видов, что приводятся в Красной книге, лишь какая-то часть (возможно, совсем небольшая) встречается в том регионе, где вы проживаете. И разобраться в том, где какие виды обитают, изучая республиканскую Книгу, весьма сложно.

В-третьих, на основе региональных Красных книг можно сделать небольшие брошюрки с описанием охраняемых видов. Не секрет, что национальная Красная книга из-за большого формата и объема сведений очень сложна в использовании. Выпускается она небольшим тиражом и стоимость ее высокая. В то же время большинства охраняемых животных и растений никто в глаза не видел. Как же в таких случаях кому-то охранять, а кому-то не покушаться на эти блага природы? Свежий пример, с которым довелось столкнуться актюбинцам: их стали штрафовать за сорванные тюльпаны. Но вряд ли даже полицейские могут сказать, чем исчезающие тюльпаны Шренка и Борисова отличаются от еще десяти видов этих цветов. Как, впрочем, и любители цветов. Конечно, проще сказать: надо беречь все цветочные растения вне зависимости от частоты их встречаемости, не губить почем зря этакую красоту! Все это так. И тем не менее, доступные книжки с хорошими фотографиями способствовали бы просвещению местного населения относительно природных богатств родного края.

И, в-четвертых, выпуск региональных Красных книг позволяет вести научно-исследовательскую работу по созданию региональных кадастров биоразнообразия, более детально изучать животный и растительный мир конкретных территорий, а также осуществлять мониторинг за состоянием видов, и не только редких.

Не знаю, так ли происходит это в соседней России, но региональные книги появились практически во всех ее регионах. В Казахстане, насколько я знаю, пока только одна область обзавелась Книгой – Алматинская. Что и неудивительно, учитывая большой научный потенциал южной столицы и количество научных работ по исследованию природы Алатау и Прибалхашья.

Главное — определиться со статусом региональных Красных книг. Так, в России лишь некоторая их часть подготовлена на основе законодательной базы, остальные, по сути, имеют научно-популярную значимость, что, впрочем, не умаляет их значение. Но это, как говорится, нюансы роста. Так, в Архангельской области РФ первое издание вышло в виде просветительского, а второе уже было «подогнано» под законодательные акты РФ.

Мало кто знает, но и в Актюбинской области была сделана попытка внести свою лепту в охрану редких и исчезающих животных.

 

Огласите

весь список!

В 2008 году департамент (ныне — управление) природных ресурсов и регулирования природопользования Актюбинской области выпустило хорошо иллюстрированную книгу «Животный мир Актюбинской области». Отдельным блоком в ней присутствовали редкие позвоночные животные. К ее подготовке были привлечены сотрудники Казахстанского агентства прикладной экологии. Не мудрствуя лукаво, авторы взяли за основу Красную книгу РК, разбавив тексты некоторыми фактологическими данными, предоставленными местными службами, связанными по роду деятельности с охраной природы.

Список, приведенный в этой книге, неполный, есть списки и полнее.

А вот в перечень растений, подготовленный также алматинскими учеными, пришлось вмешаться: я оставил только те из них, ареалы которых захватывают те или иные конкретные административные или природные районы области. Почему? Ну, как вам такое определение: «Распространено на плато Устюрт»? А ведь на территорию нашего региона приходится лишь краешек обширного плато. С таким же успехом можно было бы приплюсовать к фауне области рысь и бурого медведя, обитателей Уральских гор.

Из краснокнижных насекомых конкретно указано местообитание на территории области только трех видов: красотела Семенова, жука-оленя (пойма р. Урал) и навозника подвижнорогого (Мугоджары). Но это не значит, что их столько. Просто нога энтомолога не прошлась еще досконально по нашей области.

 

Что делать?

Естественно, возникает вопрос: а кто этим должен заниматься? Обратимся к опыту соседей — оренбуржцев. В 2012 году была издана Красная книга Оренбургской области. Это уже второй выпуск книги. Первый раз она была издана в 1998 году. Подготовлена комиссией по охране редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов, созданной при областном министерстве природных ресурсов, экологии, имущественных отношений. Так что ответ напрашивается сам: управление природных ресурсов и регулирования природопользования с привлечением научных кругов местных вузов, госструктур, связанных по роду деятельности с предстоящей задачей, а также экспертов зоологической комиссии по Красной книге Казахстана и сотрудников Института экологии.

А начать, мне кажется, надо с пересмотра списков и пояснений к ним. Чтобы не быть голословным, приведу несколько примеров.

Так, в свое время норка европейская забегала на территорию Актюбинской области из Оренбуржья. Водилась по берегам рек Илек, Каргалы, Жаман-Каргалы. Есть данные, что в 1936 году на Каргалы было добыто 10 норок. Последняя из норок была изловлена в 1938 году на реке Иргиз. И с тех пор о ней ни слуху, ни духу. А закон до сих пор это животное охраняет. Сначала найдите доказательства ее существования! Ведь норка – не букашка какая-то.

Нет давно доказательств того, что в Байганинском районе еще водится песчаная рысь — каракал. Или, может, кто-то видел ее в последние десятилетия?

Противоположный пример. Выхухоль. Есть такой зверек со своеобразной мордочкой. Живет в воде. Питается ракообразными и моллюсками. До какого-то момента указывалось, что, помимо Западно-Казахстанской области РК, он водится еще на реке Хобда при ее впадении в Илек. В последнее время из списка животных, обитающих у нас, его незаметно вычеркнули. Но подтверждено ли исчезновение выхухоли на хобдинской земле научными исследованиями? Зверек ведет ночной образ жизни, скрытный, специально искать не будешь — не найдешь.

И еще одно. Ареал — не государственная граница. Меняются условия существования видов — меняются границы их распространения. Так, везде говорится, что скопа водится только в Мартукском районе. А вот в середине 90-х годов ее видели на обезлюдевших берегах Ори. А что: фактор спокойствия обеспечен, рыбы для пропитания хватает.

Еще более удивительна другая встреча. Ареал обитания жука-оленя с юга ограничен поймой Урала. Но года четыре назад он был пойман под Актобе, в пойме реки Бутак. Люди, в чьих руках он побывал, полюбовавшись самым большим жуком постсоветского пространства, отпустили красавца восвояси.

Надо ли говорить, что даже исходя из приведенных случаев, работы тут непочатый край.

При этом за образец при определении категории редкости животных и растений можно взять Красную книгу РК. На сегодня виды делят на 5 категорий:

I — исчезающие или, возможно, исчезнувшие;

II — катастрофически сокращающиеся;

III — редкие, встречающиеся в небольшом количестве;

IV — неопределенные (недостаточно изученные);

V — восстановленные, находящиеся под постоянным контролем.

В Красной книге РФ их тоже 5, а вот в Архангельской — 7. И вполне на законных основаниях.

Предвижу вопрос: почему ни слова не было сказано о сайгаке, разве он не «краснокнижное» животное? По сути, нет. Ведь последняя Красная книга была издана в конце 90-х годов, когда по степи еще бродили сотни тысяч этих животных. Они охраняются отдельным постановлением Правительства. Вот этого-то — гибкости — Красной книге пока еще не хватает. В какой-то мере региональные Книги должны закрыть этот пробел.

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель