Место жизни

Есть люди, которым все равно где жить. А есть и такие, которые прикипают к родным местам, и хоть весь мир будет вокруг них рушиться, никогда не оставят отчий дом. Мы часто говорим о бесперспективности многих наших малонаселенных аулов, забывая о тех людях, кто там проживает. Ликвидировать эти аулы можно без проблем. На бумаге.

А в действительности? Об этом сегодня наша Главная тема.

Человек из Тайкеткена

Геннадий Иванович Карелин, проживающий отшельником в заброшенном поселке Тайкеткен более 10 лет, после посещения его корреспондентом «АВ» дал согласие на переезд в районный центр.

Для Карелина Тайкеткен – это все. Здесь он родился, здесь прошло его детство, да и вся сознательная жизнь – работал экскаваторщиком на месторождениях.

В первый раз мы встретились в 2005 году. Геннадий Иванович утверждал, что его все устраивает, никуда уезжать не хочет, подрабатывает сторожем у местного предпринимателя. Домик у него небольшой, компактный. Такие дома до сих пор еще сохранились в поселке, в котором когда-то проживало около 2 тысяч человек. Но большинство зданий, конечно, разрушилось, и поселок зарастает зеленью.

Трудно представить, как человек мог прожить в одиночестве многие годы после того, как в 80-е годы, после выработки месторождений, поселок обезлюдел. До Бадамши – 20 километров, зимой – не добраться. Летом… Раз-два в месяц он садится на велосипед и едет в райцентр за пенсией, продуктами…

…Прошло 6 лет. Мы едем с акимом Бадамшинского сельского округа Жолдымуратом Уразбаевым по дороге, проложенной по насыпи, где когда-то пролегала железная дорога, и он рассказывает:

– Не соглашается он на переезд. Говорит, что здесь ему удобно. В том году я приезжал, предлагал перебраться в Бадамшу. Отказался. Но чем можем, помогаем. Углем, например.

Ехали мы в Тайкеткен на встречу с Карелиным наугад. Мало ли где мог быть в это время негласный мэр поселка. Мог поехать на своем велосипеде в Бадамшу за продуктами, мог уйти на рыбалку. Так что мы с Жолдымуратом Уразбаевым и корреспондентом районной газеты «Карғалы» Женей Кальковым рисковали. Но другого выхода у нас не было. И наши опасения оправдались. Когда мы добрались до дома Карелина, того дома не оказалось. Двери были на замке.

– Может, действительно на рыбалку пошел? – пожал плечами Жолдымурат. – Пойду расспрошу у Супрунов – они в летнее время временно проживают в одном из домов.

Сказал и отправился вдоль по еще сохранившейся улице вглубь поселка.

Вскоре донесся его голос:

– Идет!

Геннадий Иванович шел от колодца с полным ведром воды. Колодец сохранился еще с незапамятных времен, но когда мы увидели воду, никакая жажда не заставила бы нас ее пить: она была мутная.

– Это для огорода, – пояснил Карелин.

– Я вас, товарищ корреспондент, и вас, товарищ аким, не обижу, если сначала полью посадку? А потом, если хотите, поговорим.

Мы, естественно, согласились.

Два года назад на Карелина было совершено разбойное нападение. Защищаясь, он применил огнестрельное оружие. Один из нападавших был ранен. Суд оправдал пенсионера, признав его право на самозащиту.

– Нападений было два, – признается он. – Раз ломились в двери, в окно, разбив стекло. Меня ударили четыре раза кирпичом по голове, и я понял, что должен защищаться, иначе убьют. И я выстрелил.

Какой был смысл нападать на бедного пенсионера, до сих пор не понятно.

– А сейчас опасаетесь за свою жизнь? – спрашиваю я.

– Плохих людей много, – говорит он.

– Живете-то как?

– Да, ничего.

– Пенсии хватает?

– Хватает. Вот огородик есть. Не бедствую, хотя плохонько живу.

– А как здоровье?

– Да неважное здоровье.

– И что же вас держит в поселке, ведь зимой вы практически отрезаны от всего мира? Не дай Бог, что случится.

– Сейчас я бы согласился на переезд в Бадамшу. Летом здесь хорошо, а зимой плохо.

– Товарищ аким, – обращается он к Жолдымурату, – если вы поможете мне найти комнатку, я перееду. А пока помогите мне хоть крышу починить – шифер разваливается.

Геннадий Иванович – удивительный человек. Передает мне тетрадочку с записями. «Тайкеткен еще можно возродить, – говорит он. – Здесь же разрабатывали никель, а молибден уходил в отвал. Почему бы не заняться молибденом?».

Наивно и трогательно.

А оставлять Геннадия Ивановича в поселке одного уже никак нельзя. Возраст.

Кстати, в уже несуществующем официально селе Айтпайка этого же района долгие годы живет Александр Анисимов (ему 63 года) и никуда переезжать не собирается.

Здесь жили люди

Тайкеткен – опустевший поселок горнодобытчиков. От орской автотрассы он находится на расстоянии 25-30 километров, от Бадамши – в 18-ти. С райцентром его соединяет проселочная дорога. В переводе с казахского название бывшего поселка означает «место, где пропала лошадь».

В 40-х годах прошлого столетия в этой местности обнаружили никель-кобальтовые руды. Строительство поселка силами репрессированных немцев началось в 1945 году. К зиме 1947 года от Бадамши провели железную дорогу. Руду добывали открытым способом с помощью мощных экскаваторов. Отправляли ее на оренбургский завод «Юж-уралникель». Местных рабочих было мало. В основном трудились пригнанные с Украины немцы. До 1965 года разрабатывался Тайкеткенский карьер, с 1962-го до 80-х эксплуатировался Октябрьский. После выработки последнего месторождения люди остались без работы и стали разъезжаться. К 1993 году здесь еще оставалось с десяток семей. В 2005 году проживало всего два человека: пенсионеры Геннадий Иванович Карелин и Анастасия Дмитриевна Лымарь, которые наотрез отказались уезжать из поселка. Лымарь уже нет в живых, так что поселок сегодня состоит из одного постоянного жителя.

От железной дороги, которая связывала поселок с Бадамшой, осталась насыпь, рельсы разобрали. Тайкеткен сегодня похож на поселок-призрак. В отдельно сохранившихся строениях никогда не бывает света, на улицах не слышно голосов. Настоящее кладбище, особенно в ночную пору. Трудно поверить, что когда-то здесь кипела жизнь. Уехавшие в Германию немцы иногда приезжают сюда, чтобы преклонить колени перед родным очагом, могилами близких.

Никакой инфраструктуры не сохранилось. Недавно даже срезали водопроводную башню и выкопали водоводные трубы. Имеются колодец, дома. Правда, многие уже разрушены. Рядом с поселком остались сады, но они уже не плодоносят. Отдельные дороги вымощены булыжником.

Главная достопримечательность этой местности, тем не менее, не сам поселок, который также представляет интерес как памятник истории, а карьеры. На месте Тайкеткенского и Октябрьского карьеров остались глубокие котлованы. Постепенно их заполнили грунтовые и поверхностные воды, склоны снивелировались. Берега водоемов заросли тростником.

Склоны карьеров имеют розовый цвет – по цвету глины. Тайкеткенский карьер менее интересен. А вот Октябрьский – настоящее чудо. Он представляет собой цепочку водоемов, соединенных протоками. Водоемы, ближние к поселку, более глубоководные. Верхний из них, удлиненной формы, особенно примечателен, есть хорошие подступы к берегу.

Своеобразный вид карьеров навевает мысли о лунном пейзаже. Красота поразительная. В водоемах водится рыба: сазан, карась, красноперка, плотва, уклея. Как они там оказались, история умалчивает, но рыбалка неплохая.

Закон суров…

В Законе «Об административно-территориальном устройстве Республики Казахстан» (1993 г.) сказано: «Населенный пункт – это часть компактно заселенной территории республики, сложившаяся в результате хозяйственной и иной общественной деятельности граждан, с численностью не менее 50 человек, учтенная и зарегистрированная в установленном законом порядке и управляемая местными представительными и исполнительными органами». В статье 3 закона добавлено: «Крестьянские и иные поселения с численностью менее 50 человек включаются в состав ближайшего населенного пункта». Иными словами, у мелкого населенного пункта хотя и есть право на существование, но официально его нет. На этом основании органы власти имеют законное право не отвечать за условия жизни проживающего в них населения.

Руководитель аппарата областного маслихата Гульнар Кунбаева поясняет: «Граждане неперспективных сел сами решают вопрос о своем переселении. Если у кого-то с этим возникают проблемы, то это в компетенции местных властей».

Над Главной темой работал Георгий ОСАДЧИЙ. Все фото автора

Неперспективные

населенные

пункты области

(менее 50 человек)

Аул Район Население

Ушкурай Шалкарский 49

Разъезд № 66 Шалкарский 46

Жанатан Мартукский 43

Аралтобе Хромтауский 42

Катынадыр Хромтауский 42

Горноводск Мартукский 38

Карабулак Кобдинский 36

Бурте Мартукский 35

Бутак Мартукский 34

Разъезд № 67 Шалкарский 32

Казакай Кобдинский 30

Карагансай Мартукский 30

Каратал Шалкарский 29

Жаксыколь Уилский 28

Ащыкара Кобдинский 25

Беспай Байганинский 25

Шагыр Шалкарский 25

Акай Алгинский 23

Кайрактысай Каргалинский 22

Богенбай Каргалинский 20

Жоса Мартукский 20

Казахстан Мартукский 19

Аксу Мартукский 18

Козы Мартукский 18

Акжар Темирский 16

Енбекшиказах Хромтауский 15

Киялы Мартукский 14

Акбулак Мартукский 12

Кия Мартукский 11

Каратал Кобдинский 7

Мийранколь Айтекебийский 6

Сынтас Мартукский 3

Карасу Хромтауский 1

Источник: департамент статистики по Актюбинской области

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель