09.02.2023

Актюбинский Вестник

Главные новости Актобе

РОЖДЕННЫЕ 13 ИЮЛЯ. КАК ЭТО БЫЛО

Алма-Атинское утро 9 мая 1992 года выдалось совсем не праздничным. Группа агрессивно настроенных горожан, собравшаяся напротив здания КГБ, была заряжена одной, но горячей идеей – разрушить памятник Ф. Э. Дзержинскому. Немедленно и сегодня! Фетишизация фамилии и маниакальное стремление к уничтожению воспринимается сегодня как анахронизм, но тогда все было по-другому.

Был приготовлен трос, подогнана грузовая автомашина … Скромная скульптура оказалась весьма непрочной. Закинутая петля отделила голову «Железного Феликса» от туловища, что вызвало бурный восторг собравшихся.

Затем – короткий импровизированный митинг и призыв идти штурмом на здание Центрального аппарата КГБ. Собравшиеся требовали показать агентурные списки, настаивали на полных публикациях документов НКВД.

Ситуация накалялась. В здании КГБ уже расположился спецназ, но…

У руководства страны хватило выдержки и политической дальновидности не довести ситуацию до кровопролития.

Сегодня, когда Стратегия Казахстана в сфере обеспечения национальный безопасности признана уникальной … Когда создана законодательная и нормативная база, которая вывела деятельность органов КНБ в открытое гражданское правовое поле… Мы должны понять и по достоинству оценить логику действий Первого Президента Казахстана в годы гигантского разлома. А еще проникнуться духом неповторимой истории главной спецслужбы страны, рождение которой происходило на фоне великих потрясений и накала человеческих страстей.

 

13 июля 1992 года Президент страны подписал Указ «О преобразовании Комитета государственной безопасности Республики Казахстан в Комитет национальной безопасности Республики Казахстан». Строя новую государственность, Нурсултан Назарбаев очень четко видел и понимал функциональную роль спецслужбы.

Интересен исторический расклад, на фоне которого рождался этот уникальный документ.

В то далекое и тревожное время мало было принять правильное и своевременное решение. Более важным становилось претворить его в жизнь, сделать цивилизованной формой бытия. И это удавалось не всегда. Перестройка вызвала резкий рост самосознания и стремительный подъем общественной активности населения. Антиобщественные проявления в Новом Узене, забастовка шахтеров Карагандинского угольного бассейна, групповые отказы от работы на некоторых предприятиях… Уставшие от нерешаемых годами проблем люди не выдерживали. И в порыве чувств были готовы на многое…

Еще сложнее проводить конструктивные реформы было из-за попыток ряда партий и движений внутри страны использовать процесс демократизации и гласности для создания имиджа. Но руководствовались такие деятели вовсе не национальными интересами. К середине 1992 года в стране уже насчитывалось свыше 150 общественных объединений. В них состояли около 500 тысяч человек. И если деятельность одних была направлена на укрепление государственности, решение экономических и политических проблем, то стремление других решать вопросы путем давления, организации несанкционированных митингов, голодовок и пикетирований административных зданий, дестабилизировали оперативную обстановку. Завышенные требования, хлесткие обвинения, популистские лозунги, призывы к деструктивным действиям – все это вносило раздрай в казахстанское общество, особенно в среду молодежи.

Сотрудники КНБ делали все, чтобы не допустить хаоса. Выдержать такое колоссальное напряжение помогал пример Президента страны Нурсултана Назарбаева. Это не раз в своих воспоминаниях, интервью и статьях подчеркивал генерал-лейтенант Б. А. Баекенов:

– Особенно много пришлось работать Нурсултану Абишевичу в первые годы Независимости, ведь тогда было море проблем. Он много летал и ездил по стране, чтобы самому посмотреть, что происходит. При этом старался летать по ночам, чтобы день использовать для работы. Работал постоянно: и в самолете, и в поезде. Все через себя пропускал, а ведь это каких нервов стоило!

Глава государства всегда старался содействовать нам в решении проблемных вопросов, но в то же время был очень требователен, и докладывать ему о чем-либо туманно и пространно было невозможно, он прекрасно разбирается во всех тонкостях нашего дела.

 

* * *

 

После того как улеглись реформаторские страсти, 22 января 1992 года под председательством Б. А. Баекенова прошло первое заседание коллегии Комитета.

В первую очередь рассмотрели итоги оперативно-служебной деятельности КГБ по обеспечению государственной безопасности в 1991 году и задачи на 1992 год… Еще не принят Закон «Об органах национальной безопасности Республики Казахстан», и поэтому в решении коллегии обозначен круг задач, стоящий перед сотрудниками главной спецслужбы страны. В частности, приказано было «сосредоточить силы на ограждении жителей республики от подрывных действий спецслужб». Жестко ставились задачи защиты государственных секретов и коммерческой тайны, предотвращения чрезвычайных происшествий на важных объектах народного хозяйства. Участники коллегии потребовали держать на особом контроле работу по защите суверенитета и территориальной целостности республики, борьбе с терроризмом, предотвращению массовых беспорядков, в том числе и на межнациональной основе, обеспечению защиты конституционных прав и свобод граждан республики.

Одной из главных тем повестки дня того времени стал вопрос структуры Комитета. Особое внимание уделялось организации Службы внешней разведки. 18 октября 1991 года Б. А. Баекенов был назначен Председателем тогда еще КГБ Казахской ССР. А двадцатого он уже вылетел в Москву, где проходило первое заседание Межреспубликанского совета безопасности (МСБ).

Там и было принято решение о сотрудничестве на основе договора с разделением полномочий между комитетом республики и Межреспубликанской службой безопасности. Гораздо сложнее было обеспечить сотрудничество в области разведки, поскольку КГБ ликвидировали, а бывшее управление разведки стало самостоятельной службой.

– За МСБ СССР, – вспоминает те дни Б. А. Баекенов, – мы оставили вопросы подготовки кадров, производства и снабжения специальной техникой, пользования общим банком информации, который находился в Москве. С нашей стороны мы обязались взаимодействовать в области контрразведки, борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом.

Договоренности есть, но логика жизни подсказывала: разведку надо создавать и немедленно. И хотя в Комитете Казахстана было свое подразделение разведки, но работало оно, так сказать, с местных позиций. После объявления независимости и создания КНБ Баекенов обратился письмом к Е. М. Примакову с просьбой разрешить профессионалам вернуться в родные пенаты. Спецслужбе требовались люди, которые умели работать в разведке. И они откликнулись на призыв Родины.

 

* * *

 

Пятого декабря 1992 года в КНБ поступила справка, подготовленная депутатами Верховного Совета РК. И она была далека от комплементарности.

А через два дня Б. А. Баекенова заслушали на заседании комитета ВС РК по национальной безопасности и обороне. Еще раз он выступил там почти год спустя – в октябре 1993 года.

И всякий раз идеологическая платформа, на которой выстраивалась вся структура Комитета, подвергалась серьезной критике.

Б. А. Баекенов будет доказывать, что КНБ РК – это самостоятельный государственный орган, способный качественно решать вопросы обеспечения национальной безопасности страны строго в правовых рамках. Для достижения этих целей кардинально изменена структура и функционал КНБ. В частности, реорганизовано управление внешней разведки, укреплены управление контрразведки, оперативно-техническое и некоторые другие подразделения. За счет внутренних резервов создано главное управление экономической безопасности, управление по борьбе с коррупцией и контрабандой.

С учетом новых функций и структуры Комитета созданы управление военной контрразведки, Главное управление пограничных войск и Главное управление правительственной связи, и подчиненные им соответствующие войска. Нормативные акты приводятся в соответствие с требованиями закона и возложенными на КНБ задачами: переработано свыше тысячи таких документов.

* * *

 

Пришлось Комитету отбиваться и от странной инициативы объединить КНБ и МВД.

– КНБ по составу меньше, чем ГУВД Алма-Аты. Что значило слияние? Размыть спецслужбы, рассекретить, кадры растерять. Я сражался, как мог. «Покажите секреты», – с меня требовали. Я отвечал: покажем, но вы ничего не поймете, ничем не воспользуетесь, только дискредитируете. Пока ходила комиссия по нашему зданию, мы про нее документальный репортаж сделали. И ей же сразу показали. Сдалась комиссия. Знают, что техника есть в этой комнате, а где – не знают. Спецслужбы – рыцари плаща, плаща – сначала! А кинжала – уж потом, – рассказывал Баекенов.

Еще одно предложение депутатов ВС: «…проекты подзаконных актов правительства и КНБ, касающиеся деятельности органов национальной безопасности, предварительно изучать и обсуждать в комитете Верховного Совета по национальной безопасности и обороне…»

С этой позицией категорически не согласился глава Пограничной службы Б. С. Закиев. Мотивировал он это тем, что такой подход может привести к расшифровке и разглашению военной и государственной тайны.

Его поддержал заместитель Председателя КНБ Л. С. Дагаев. Он также рассказал о наличии в Парламенте США специальной группы из числа бывших сотрудников ЦРУ, контролирующих работу спецслужб. И если без этого не обойтись, то предложил использовать опыт американцев.

 

Почему было отдано предпочтение названию Комитет национальной безопасности? Ответ на этот вопрос до сих пор ищут аналитики.

В начале 90-х только ленивый не обвинял во всех смертных грехах КГБ. Не все сотрудники выдерживали тот прессинг, вакханалии и спекуляции, происходившие на территории бывшего Союза. И Казахстан не стал исключением.

Главным для Комитета в те годы разгула мнений и раздрая общества стало преодоление негативного отношения граждан к КГБ. Из-за чрезмерной закрытости сложилось мнение, что КГБ, а затем КНБ творит что хочет.

Во время подготовки нового Закона встал вопрос о переименовании КГБ. Эта аббревиатура, как известно, расшифровывается как Комитет государственной безопасности, то есть обеспечивает безопасность страны и государственных органов. А Комитет национальной безопасности (КНБ) – понятие более широкое, включающее защиту интересов страны, всего народа, каждого гражданина. Поэтому депутаты остановились на таком варианте.

Модель государственного устройства, которую выбрал Казахстан в первые годы становления, – сильная президентская власть плюс смелые экономические реформы – по достоинству оценена мировым сообществом. Не меньший интерес особенно у постсоветских государств вызывала и модель казахстанской спецслужбы, рожденная синтезом реформ, проводимых под руководством Первого Президента Казахстана.

Во время одной из встреч с сотрудниками Комитета Н. А. Назарбаев подчеркнул: «…Все мы вышли «из одной шинели» – были традиции, все это пригодилось, но эти понятия пришлось менять. Непросто было сотрудникам Комитета. Я уделил особое внимание созданию правовой базы, которая регламентирует деятельность казахстанских спецслужб. Органы национальной безопасности совместно с правоохранительными структурами надежно обеспечивали верховенство закона, защиту интересов личности, общества и государства. В этом коренное отличие КНБ нового, независимого Казахстана. Сегодня вы призваны решать самые сложные государственные задачи, а их перед органами безопасности стоит немало. Время выдвигает новые вызовы, угрозы, на которые спецслужба должна адекватно реагировать.».

Благодаря воле и поддержке Елбасы КНБ смог сконцентрироваться на решении актуальных проблем, создать оптимальную структуру. Все, что можно было взять из арсенала КГБ, взяли без сомнения. Все, что противоречило новому времени, без сожаления оставили в прошлом. Мы преодолели «компромисс истории» и пошли дальше.

А Указ «О преобразовании Комитета государственной безопасности Республики Казахстан в Комитет национальной безопасности Республики Казахстан», подписанный Президентом страны 13 июля 1992 года, стал отправной точкой в богатой истории отечественной спецслужбы.

 

Только он не вернулся из боя

К списку

– Стойте, давай переговоры!

– Переговоры закончились! – отрезал Селюк.

– Так что, война? – поинтересовался «Черный Араб», за спиной которого стояло 200 вооруженных боевиков из банды Хакима.

– Война! – твердо сказал лейтенант.

 

Первыми с боевиками в открытую схватились сержант Ахметов и рядовой Большаков.

Они в группе старших лейтенантов Федорова и Нежданова рванули наверх, на ближайшие сопки, не подозревая, что там затаились бандиты Джумы. (Вторая группа под командованием Селюка и Дмитришена осталась прямо у дороги).

Большаков вступил врукопашную. Не дав моджахеду опомниться, выхватил у него ПК, и тот трусливо ретировался.

Худенький, но верткий и ловкий Ахметов в упор застрелил другого бандита.

Высота была взята.

Вскоре на сопку поднялись остальные бойцы группы Федорова. И бандиты Джумы отступили.

В этот момент в низовье ущелья одна из машин боевиков (как выяснилось, в ней находился Хаким) прео­долела мост и, набирая скорость, скрылась. Следом вторая заехала на переправу.

– Олжибаев, огонь! – скомандовал Федоров гранатометчику.

И представитель пограничной комендатуры «Алексеевка» по кличке «Веселый», выстрелил.

Промах.

Граната ушла выше.

Боец взял поправку, и уже второй гранатой поджег «ЗИЛ».

Внизу же младший сержант Батр­канов за бетонным дорожным ограждением вел прицельный огонь по противнику.

Вдруг он заметил, как группа боевиков пытается обойти наших ребят под прикрытием гребня высоты с фланга и зайти им в тыл.

Раджан тут же предупредил их действия метким и хладнокровным огнем из автомата. Уложил сразу пять боевиков.

Одного из них он срезал очередью в момент броска им гранаты.

Она так и не взорвалась, осталась с выдернутой чекой в закоченевшей руке моджахеда.

Бандиты разозлились. И, развернувшись, ударили по нему из всех видов оружия…

 

***

 

 

Храбрый паренек Раджан – уроженец Катон-Карагая Восточно-Казахстанской области. Все то, что присуще родному краю, вошло в его плоть и кровь. В его характере и рисунках (юноша очень любил рисовать) легко угадываются и беспредельная высота, и чистота помыслов, и неукротимость духа казахского парня.

Этому высокому, крепкому юноше с блестящими, задумчивыми глазами и развевающимися по ветру чёрными, как смоль, кудрями под стать его смуглой коже с детства было характерно обостренное чувст­во справедливости. Он дружил со всеми ребятами поселка, никогда не был задирой, но и в обиду себя не давал. Как вспоминают его земляки, был скромным, уважительным. Много читал. Даже бывало такое, что, если старшие братья нигде не могли его найти, то шли в сельскую библиотеку. Именно там за книжками просиживал он дни напролет.

Служить Отечеству всегда было заветной мечтой сельского парня. Он серьезно готовил себя к этой миссии: бегал, занимался боксом, любил играть в волейбол. Гири, гантели да штанга никогда не пылились забытыми в гараже. Но главное, он хорошо учился и был жаден до знаний.

Еще в школьные годы Раджан решил, что станет офицером границы. И когда пришло время, он подал свои документы на поступление в пограничное училище. Но, наверное, так было предрешено судьбой, что стать курсантом Пограничного училища ему так и не удалось. Не успел он прибыть в Алма-Ату, как его… покусали осы, отчего у юноши началась сильная аллергия. Когда же реакция на укусы прошла, то время на поступление было упущено. И Раджан вернулся домой.

 

В мае 1993 года юноша призвался на срочную службу. Служить его направили в Курчумский пограничный отряд. Через год в части начался отбор бойцов в очередную команду для охраны внешних границ – в Таджикистан. Добровольцем записался и Раджан, хотя до «дембеля» ему оставалось всего полгода.

Но рассказы о героях Афганистана, военная романтика сделали свое дело. Парню хотелось испытать себя в сложной ситуации, побывать там, на тревожной границе «у речки».

Страха не было. Открытый, жизнерадостный, с широкой, как казахская степь, душой девятнадцатилетний Раджан верил, что едет в Памирские горы, чтобы защитить не только братский народ Таджикистана, но и свою страну. Вот и не жалел он своих сил, своей жизни в том роковом бою, храбро сражаясь, как истинный сын своего народа, который даже в самых тяжелых сражениях не запятнал своей воинской чести.

Батрканов мог бы уйти назад, за более надежное прикрытие, скатиться к реке, в «мертвую», непростреливаемую зону. Но не сделал этого, приняв на себя основной удар боевиков. В результате младший сержант был ранен в ногу. Даже будучи раненым, он не давал возможности подняться с земли боевикам, плотным огнем  из пулемета. Те минуты, которые он подарил своему подразделению, позволили пограничникам перегруппироваться и ударить по врагам.

Но, теряя сознание от потери крови, Раджан уже не видел, как рядовой Жапаров метким огнем прикрывал его, раненого. Не увидел, как на только что метко расстрелянную им, Раджаном, огневую точку поднялся рядовой Кадырбаев, и как оттуда, используя трофейную пулеметную ленту, он стал поливать противника огнем из своего оружия. Не суждено было узнать Раджану, что благодаря его смелым действиям бой практически закончился. Не услышал он и тишины, наступившей после…

От полученного ранения, не приходя в сознание, Раджан скончался.

В пылу боя никто из друзей не заметил, как навсегда закрылись его глаза. Только в далеком от Памирских гор казахском селе вдруг тревожно забилось сердце матери.

«Прости меня, мамочка, за беспокойство и за мою черствость», – всегда мысленно разговаривал Раджан с самым близким ему человеком, когда выпадала свободная минутка во время службы в Таджикистане, об отъезде сына в который мать и не подозревала. А потом добавлял: «Я скоро вернусь, мама. Уже совсем скоро».

Увы, возвратиться к ней живым Раджану не удалось…

***

… Бой закончился фактическим разгромом банды: убито 32 боевика, уничтожено 7 из 9 грузовиков, без вести пропало – 4, пленен – 1, получили ранения около 50 человек.

 

***

 

С того трагического события в горах Памира прошло без малого 30 лет. Безусловно, время неумолимо. И многое стирается из памяти. Но память о подвиге младшего сержанта Раджана Батрканова все еще жива. В школьном музее, где учился герой-пограничник открыт уголок его имени. В родном поселке Катон-Карагае его именем названа улица. Его именем названо и пограничное отделение, служить в котором – огромная честь для каждого воина в зеленой фуражке.

Помнят Раджана и его боевые товарищи, школьные друзья, родные и близкие. До сих пор скорбь и грусть сковывает их сердца. Для них для всех он навеки остался тем лучезарным, молодым, полным сил и жизни, с черными вихрами на голове девятнадцатилетним парнем.

***

Указом Президента Республики Казахстан за мужество, отвагу и доблесть, проявленные при защите внешних границ СНГ, младший сержант Раджан Батрканов был удостоен ордена «Айбын» ІІ степени посмертно. В клубе с. Катон-Карагай Восточно-Казахстанской области награда была вручена матери героя.

 

С волнительным трепетом приняла Кизат апай орден сына. Руки ее дрожали, к горлу подступил ком… и слезы тихо, беззвучно полились из ее глаз, потекли по щекам. Всё ещё не верилось, что её любимого мальчика больше нет на этом свете. Не укладывалось в сознании, что уже никогда на неё не взглянут добрые, умные, большие, как у верблюжонка, глаза сына.

И оборвалась душа матери от горя. Откуда-то извне пришла вселенская боль и затопила с головы до пят. И замёрзли слёзы, окаменело сердце.

С тех пор не проходит эта щемящая, невыносимая тоска от невосполнимой утраты, хотя рядом с Кизат апай её дочь и трое взрослых братьев Раджана.

С печальной грустью смотрит она на фотографию любимого сына, на которой он такой, каким она его помнит и будет помнить всегда: серьёзный, порывистый, целеустремлённый и … живой.

 

Колонка "Взгляд"