Вынужденные беженцы

Бедственное положение нашего народа в 1930-е годы невозможно передать словами. Потеряв и без того немногочисленный скот, люди скитались, не зная, как спасти жизнь своих детей.
Казахам было нелегко постоянно менять место жительства вследствие сильного давления со стороны большевиков. В 1932-1933 годы местное население вынуждено было мигрировать из Актюбинской области в Каракалпакстан, Туркменистан, Узбекистан, а также Оренбургский и другие регионы России. Многие подвергались преследованиям и там, потому бежали дальше – в Афганистан, Таджикистан. Большевики чинили им препятствия, старались вернуть простой народ, скитавшийся по свету.
Возвращаясь домой, многие по дороге погибали от голода, слабости и болезней. Такие сведения часто встречаются в архивных документах. Например, 25 октября 1933 года на учете Актюбинского областного секретного политического отдела приблизительно показано, сколько хозяйств из районов области переселилось в другие места в 1931-1933 годы. Только с января 1932 года по август 1933-го из Челкарского района в Каракалпакстан и другие края откочевало 4 697 хозяйств. В тот период в аулах № 18, 20, 21 и 25 совсем не осталось людей. Выжившие невольно стали беженцами.
С 1931 года из-за голода, нехватки продуктов питания из Иргизского района сельчане стали переселяться в другие места. В 1933-м о бедственном положении жителей Торгайского района было написано так: «Откочевники в поисках хлеба направлялись в разные стороны. Население аулов № 2, 5, 6, 8, 14 и 15 подвержено тенденциям переселения и сейчас. Урожая в этих аулах нет, население питается чем придется, из-за чего немало случаев болезней».
С начала 1931 года по апрель 1933-го в Уилском районе из 9 338 хозяйств осталось всего 5 116. Кто-то умер от голода, кто-то откочевал в другие места. В Батбаккаринском районе с января 1932-го по июль 1933-го из 9 902 хозяйств осталось 4 750, то есть половина. Из Темирского района с весны по сентябрь 1932 года откочевало 875 хозяйств. Такое же положение наблюдалось и в 1933-м.
По архивным данным мы видим, что голод особо свирепствовал в Иргизском, Батбаккаринском, Торгайском, Челкарском, Уилском и Темирском районах, подавляющее большинство жителей аулов невольно стали переселенцами. Многие умирали по дороге от голода и эпидемий. В документах ОГПУ сказано, что дети, оставшиеся без родителей, скитались по аулам.
В 1933 году переселившиеся в соседние государства или регионы страны стали возвращаться в свои аулы. В августе-октябре по временному морскому пути, налаженному для перевозки мяса и других продуктов, переправилось 5 879 человек. За один рейс там погибло больше 40 человек. «Из Каракалпакии через Аральское море после открытия навигации возвращенцы прибывают большими партиями. Вплоть до августа прием организован не был, их обустройство шло самотеком. Наплыв откочевников усилился – с августа и по 15/Х их прибыло 5 879 человек. Удовлетворение прибывающих в продовольствии на местах и главным образом в пути следования поставлено из рук вон плохо, в силу чего имеются случаи голодной смерти. Только за один рейс в сентябре от голода в пути по морю умерло 44 человека.
По состоянию на 20/Х с.г. на южных островах Аральского моря К-Узяке и Хаджелях скопилось подлежащих к переброске флотом в Казахстан свыше 5 000 человек, они не имели продовольствия и были плохо одеты…».
К сожалению, не всегда указывалось число людей, ставших невольными беженцами-переселенцами, то есть не было систематических записей (иногда встречаются в общих сведениях). Неизвестно, сколько семей было в одном хозяйстве и сколько людей было в семьях.
В 1933 году во всех районах области дополнительно были открыты детские дома (не менее двух) для оставшихся без попечения родителей. В секретных отчетах ОГПУ есть сведения о беспризорных детях: «В связи с продзатруднениями с каждым днем растет и беспризорность. В массовых размерах зарегистрированы факты подкидывания детей к
РК РНКам и нашим районам. Уилский р-н февраль месяц 1933 г. дал увеличение количества беспризорных – 200 человек. Всего охвачено на 10/ІІІ-1933 года детдомом 400 человек, 80 еще не охвачено, часты случаи подкидывания детей к РИК у.д/дому и райотделению. В городе Темире сильный наплыв беспризорных, за февраль открыто вновь два детдома. Всего пока в д/домах размешено 350 детей. Поступление детей продолжается. Аналогичное положение имеет место и по другим районам».
По сведениям, из-за голода 1931-1933 годов в детских домах Иргизского района умерло около 1 000 детей.
Трудно подсчитать точное число жертв голода. Кто и куда откочевал, где остановился? Но если мы не можем определить точное число, должны назвать хотя бы приблизительное. Опираясь на имеющиеся архивные данные, можно сказать, что половина населения области из-за давления со стороны советской власти, репрессии лучших сынов народа, голода невольно стала беженцами-переселенцами. Это частично признавали и сами большевики.
Людей вынуждали подаваться в другие края. Оставшиеся в живых старались сохранить аулы изо всех сил. Они были сильны духом. Мы видим, как выжившие возвращались в родные края и продолжали трудиться во имя жизни. Просматривая протоколы ОГПУ о беспризорных детях, вспоминаешь слова пожилых о тех годах. Бабушка рассказывала, как люди, оставшиеся дома от безысходности, сыпали для детей на землю просо, чтобы надолго отвлечь их, запирали двери, а сами уходили искать пищу и умирали от голода. Люди становились беженцами, чтобы сохранить детей, внуков. А большевики намеренно искажали историю, иначе представляя действия наших предков, пытавшихся сохранить нацию. В архивных данных невольных беженцев-переселенцев называли не иначе, как откочевниками, а вернувшихся в родные края возвращенцами.

Умбеткан САРСЕМБИН,
кандидат философских наук, заведующий кафедрой Актюбинского регионального университета имени К. Жубанова

Иллюстрированное изображение из открытых интернет-источников

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................