Жизнь особенных детей

Во второе воскресенье октября в Казахстане традиционно акцентируются проблемы граждан, имеющих инвалидность. В Главной теме номера «АВ» речь пойдет о социализации и реабилитации детей с особыми потребностями. Их родители поделятся, с какими трудностями приходится сталкиваться семьям и как они преодолевают эти барьеры. Кому-то выносят страшный приговор во время беременности. Некоторые женщины в таких случаях принимают решение избавиться от плода: кто самостоятельно, кто под давлением любящих родственников, но не все. Кто-то получает как обухом по голове в роддоме, некоторые оставляют ребенка там…, но опять же – не все.
Иногда наличие заболевания у малыша всплывает на дежурном приеме у педиатра. После тщательного обследования диагноз чаще всего подтверждается.
Что же делать, если у вас родился ребенок с инвалидностью?
Прежде всего нужно задаться именно этим вопросом: что делать? – советуют специалисты. Не надо метаться от врача к врачу в надежде, что диагноз не подтвердится. И уж точно, не искать виноватых.

В области 6 212 детей с особыми образовательными потребностями.
Из них 1 410 посещают детские сады, 705 учатся в спецклассах и спецшколах, 1 601 – в общеобразовательных школах, 81 – в колледжах, 545 получают обучение на дому.

В коррекции нуждаются 900 малышей

Конечно же, будет нелегко. Родителям придется свыкнуться с болезнью ребенка и приспосабливаться к новым условиям. Врачи подскажут, какие центры реабилитации и процедуры подойдут маленькому пациенту. Благо реабилитационных центров разной направленности сейчас очень много не только по стране, но и в областном центре, как государственных, так и частных. Многие из них работают в рамках государственного заказа, то есть оказывают услуги бесплатно. Направления в такие центры выдают в поликлиниках. В сложившейся ситуации очень важно наладить контакт с участковым педиатром, который будет следить за состоянием ребенка.
Коррекционная помощь оказывается и в детсадах. Как рассказывает руководитель отдела опеки, попечительства и специального образования облуправления образования Кайрат Алдажаров, в регионе действует 222 государственных детсада, и во многих открыты коррекционные группы. Есть три специализированных дошкольных учреждения: «Алма» — по проспекту Абая, куда ходят дети с нарушением речи, «Акбота» — по улице 101 Стрелковой бригады для малышей с нарушением речи и зрения, «Нектар» — в микрорайоне Батыс-2 с группами для детей с нарушением речи, задержкой психического развития, умственной отсталостью, синдромом Дауна, ДЦП, аутизмом. Есть еще школа-сад по улице Тургенева, где до 4 класса обучаются дети с задержкой психического развития.
– В такие сады направляются малыши по заключению комиссии по психолого-медико-педагогической консультации. В группах, в зависимости от вида заболевания, обучается от 6 до 12 детей. Что печально, есть дефицит мест. Решить эту проблему планируем открытием до 2025 года дополнительных 44 коррекционных групп в обычных детсадах и строительством детсада в Нур Актобе на 300 мест. Таким образом будет охвачен весь район Алматы. Сейчас по городу в очереди в коррекционный сад стоит свыше 700 детей, по области – свыше 900. В этом году были открыты дополнительные коррекционные группы в детсадах Алгинского, Мугалжарского и Хромтауского районов и две группы – в Актобе. До конца года еще одна коррекционная группа появится в Шалкаре. Открытие таких групп позволит максимально охватить дошкольной коррекционной помощью детей в районах, – конкретизирует руководитель отдела.
У родителей детей с особыми потребностями есть выбор обучать ребенка на дому или в обычной школе. Конечно, если позволит диагноз. Для этого созданы кабинеты психолого-педагогической коррекции и кабинеты поддержки инклюзивного образования. Первых по области 15, они действуют в каждом райцентре. Последние функционируют при актюбинских школах № 1, 3, 16, 19, 26 и 29. Есть еще 12 кабинетов в районах. Дети с расстройствами в развитии, которые учатся в этих школах, посещают ресурсные кабинеты. По заключению ПМПК за ребенком закрепляется педагог-ассистент, который помогает ему адаптироваться в школьной среде.
Форму обучения по состоянию здоровья ребенка определяет система здравоохранения, а вот учебную нагрузку и программу обучения – ПМПК. В области также есть спецшколы: Яйсанская специальная организация образования для детей с нарушением интеллекта, спецшкола № 7 для детей с нарушением интеллекта, специальный комплекс школа-интернат-колледж для детей с нарушениями слуха и зрения. У выпускников Яйсанской и школы для детей с нарушением слуха есть возможность получить профессию в стенах учебных учреждений.
Часто родители не хотят признавать заболевание ребенка, тем самым упуская время на его реабилитацию. Руководство школы, детского сада может вмешаться в такую ситуацию? Этот вопрос мы адресуем Кайрату Алдажарову.
– Без согласия родителей комиссия не может обследовать и выявлять детей с нарушениями в развитии. Потому в основном у нас стоит проблема с детьми дошкольного возраста. Родители обращаются в психолого-медико-педагогическую комиссию, когда ребенку уже 4-5 лет. А ведь чем раньше малыш получит коррекционную помощь, тем быстрее он сможет восстановиться. Дети, которые учатся в школах, как правило, уже состоят на учете и получают реабилитацию. Если же какие-то отклонения в развитии будут выявлены у школьника уже в процессе обучения, администрация должна ходатайствовать перед комиссией на обследование ребенка. Конечно, только с согласия родителей и при их присутствии, – пояснил руководитель отдела.

Искандер встал на ноги благодаря маме

Четырнадцать лет назад сыну Жанны Жангельдиной поставили неутешительный диагноз – ДЦП гиперкинетической формы. К тому же обнаружились нарушения слуха. Заболевание протекало в тяжелой форме. Ребенок мог оказаться прикованным к инвалидной коляске. Молодых родителей этот удар не сломил.

– Реабилитационных центров в городе тогда не было. По крайней мере мы не слышали о них. Возили сына по клиникам в столицу, Алматы, Оренбург, где Искандер получал коррекционную помощь от специалистов. Занимались с ним дома. Записали его на художественную гимнастику. Чуть позже стали водить на плавание. Если здоровый ребенок мог научиться плавать в течение недели, нам на это потребовался год, – вспоминает Жанна.
Благодаря упорству родителей, постоянной реабилитационной поддержке, физическим упражнениям ребенок встал на ноги и пошел. Искандер бегает, прыгает и не испытывает при этом трудностей. Правда, ни один логопед не смог поставить ему речь.
Искандер ходит в 8 класс школы для глухонемых. Еще в нулевом классе он освоил язык жестов, так хотелось ему пообщаться с мамой и сверстниками. Он умеет играть в шахматы, занимал призовые места на городских турнирах, имеет третий разряд, с этого года учится в художественном лицее. По словам мамы, мальчик долго учился держать кисточку в руках, при постоянных тиках сделать это очень сложно, но Искандер справился и с этой задачей, сейчас очень даже неплохо рисует. В будущем родители хотят, чтобы их сын поступил в вуз на изобразительный факультет.
– Наш сын очень смышленый, и мы хотели бы развивать его всесторонне, дать ему профессию. Но, к сожалению, сделать это трудно. В нашей школе дети могут получить только две профессии: швеи и парикмахера. Из-за заболевания сын не может держать ножницы в руках, а быть швеей мальчику, я считаю, недопустимо. Почему такая узкая направленность? Неужели наших детей не могут обучить другим специальностям? Почему их ставят в такие рамки? – не понимает Жанна.
Мама мальчика посвятила свою жизнь реабилитации сына, сумела поставить его на ноги вопреки неутешительным прогнозам врачей. Теперь ее цель – обучить Искандера и дать ему профессию, чтобы в будущем он мог самостоятельно обеспечивать себя.

Фото из семейного архива ЖАНГЕЛЬДИНЫХ

Незрячие массажисты

Вопрос обретения профессии волнует многих родителей детей с особенностями. Каждый из них отмечает: выбор весьма ограничен. Из года в год спецшколы выпускают парикмахеров да швей. С такой узкой специализацией найти работу по душе человеку с ограниченными возможностями практически невозможно.

Учитывая при этом конкуренцию на рынке труда. Благо местные предприниматели в последние годы стали открывать швейные цеха, куда приглашают на работу людей с инвалидностью. Но ведь многие из них мечтают освоить совершенно другие профессии и не могут себе этого позволить в силу ряда причин.
В России, к примеру, человек с инвалидностью привлекается к работе инструктора по лечебной физкультуре или социальным работником. Многие незрячие оканчивают музыкальное училище и консерваторию, после чего становятся солистами, руководителями музыкальных коллективов, педагогами. Слепота не является препятствием для работы адвокатом.
В Актобе в единственном колледже созданы условия для обучения людей с нарушением зрения и слуха. Это учебное учреждение, где можно получить профессию не для галочки. В Актюбинском высшем медицинском колледже имени Героя Советского союза Маншук Маметовой с 2014 года обучают массажу незрячих и слабовидящих людей. За эти годы выпустили 42 массажиста. Все они работают сейчас в медицинских учреждениях.
– Для обучения незрячих студентов колледж приобрел спецаппаратуру, читающую шрифт Брайля, магнитолы, принтер, которыми пользуются учащиеся для освоения материала.

Для них установили тактильную дорожку, благодаря которой незрячие студенты могут самостоятельно передвигаться из аудитории в аудиторию. В штат ввели преподавателя-тьютора, тифло- и сурдопереводчиков. Обучение бесплатное, длится год и десять месяцев, ограничений в возрасте для поступающих нет, – разъяснила заместитель директора медицинского колледжа Алмагуль Куздыбаева.
Среди первокурсников – 41-летний Руслан Аимов. У него врожденная глаукома, из-за чего парень с детства видит окружающее всего на 18 процентов. Несмотря на недуг, он работал на стройке, менял сантехнику по объявлениям. После операции в 2011 году окончательно ослеп. Жил на пособие, пока не узнал про обучение на массажиста. Мужчина мечтает получить диплом и уверен, что быстро найдет работу по профессии.
В этом же колледже с 2018 года на факультете стоматологии обучают слабослышащих студентов. Будущие зубные техники с нарушением слуха также оказались востребованными на рынке труда. При поступлении абитуриенты сдают экзамены, учатся они на грант. Для каждого студента с отклонениями в развитии получение диплома – почти единственный шанс самоутвердиться среди здоровых людей.

Над Главной темой работала Айжан ШАУКУЛОВА. Все фото Куандыка ТУЛЕМИСОВА

® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель