Горячая степь

Сколько погибло в огне плодородной степи, точно вам не скажет никто. Кто-то называет одни цифры, кто-то – другие. Но одно ясно: от степных пожаров пострадала огромная территория, огонь не пощадил ни один из районов нашей области. Это – следствие небывалой жары, установившейся в этом году. К сожалению, пострадали и люди.

Не успели моргнуть глазом
В Байганинском районе из-за степного пожара пострадали два человека. Состояние одного из мужчин остается тяжелым. Другой приходит в себя от шока в травматологии больницы скорой медицинской помощи. Он считает, что  от степных пожаров убежать практически невозможно.
Как видим, огонь не только губит степь, превращая ее в однородный почерневший оазис, но может и запросто лишить человека жизни или, в лучшем случае, сделать инвалидом. Что касается степной живности, то она, почуяв гарь, по словам лесников, сразу начинает «эвакуацию». С людьми сложно, потому что в открытой степи особо и не разбежишься.
– Мы косили сено в степи. Километрах в пяти от нас начала гореть степь, – рассказывает один из пострадавших Жумабек Акзонов (на фото). – Нам показалось, что это очень далеко от нас, поэтому, не обращая внимания, продолжали работать. Даже не заметили, как огонь подкрался к нам. Кроме того, был  сильный ветер, он гнал пожар с огромной скоростью.  Убегать в открытой местности не имело смысла. До ближайшей трассы было километра два. То, что мы пережили, иначе как кошмаром назвать нельзя.
Жумабеку и его напарнику Ертостику Болекбаеву ничего не оставалось делать, как лечь под бочку с водой.
– Мы открыли кран с водой  и лежали под ним, – рассказывает мужчина.
Но и это не спасло их  от прожорливого огня. Степной пожар прошелся  по людям за считанные минуты. Полностью сгорел жилой вагончик, где жили трактористы, а вот техника осталась цела. В результате у Жумабека обгорели полностью одна рука, ноги, лицо и уши. Что касается его напарника, то  ему повезло меньше. Он помещен в реанимационное отделение больницы скорой медицинской помощи, так как получил 65 процентов ожога всего тела. У него обожжены лицо, руки, ноги, грудная клетка.
По словам лечащих врачей,  его состояние оставляет желать лучшего.
– Если бы не было этой бочки с водой, которую мы припасли для питья и умывания, то нас уже не было бы в живых, – говорит с содроганием тракторист Жумабек. – Я убедился, что степные пожары – самые страшные. Если видишь пожар в степи,  лучше сразу покидать это место. Гонимый ветром огонь может стать неуправляемым.
Мужчины сами не помнят, как добрались до людей. В двух километрах от места, где они косили сено, находилась база охранной фирмы «Семсер»,  работники которой охраняли  газопровод. Люди пришли в шок, увидев погорельцев. Кожа буквально слезала с тел, а в глазах читался ужас от пережитого. Они молча обмазали пострадавших зубной пастой – больше ничего не нашлось. Потом отвезли в районную больницу Караулкельды.  Оттуда их доставили в БСМП для дальнейшего лечения.
К слову, мужчины являются рабочими ТОО «Сапар» Байганинского района. Они косили сено для товарищества.
На столе у Жумабека лежит какая-то мазь от ожога. Это то, чем смогло помочь руководство товарищества своему пострадавшему трактористу.
Отметим, что в Байганинском районе на сегодняшний день выгорело 3 тысячи гектаров степного массива, но это не окончательная цифра – до сих пор продолжают гореть большие площади. По словам начальника районного отдела ЧС Едиля Аскарова,  температура воздуха в районе составляет 41-42 градуса, а на почве она повышается до 68 градусов.
– Разумеется, при таком раскладе степь не может не гореть. Мы почти каждый день выезжаем на пожары.  Локализовываем огонь, но он может вновь вспыхнуть на том же месте. В основном возгорание происходит от удара молнии. Так получается, что молния «играет», а дождя все равно нет.

Спутник в помощь
Сильно пострадал от степных пожаров Хромтауский район – здесь выгорело свыше пяти тысяч гектаров. Одно радует: огонь не добрался до хлебных полей. Но ущерб все равно большой, говорят хромтауские аграрии.
– Пожары возникают один за другим. Потушишь в одном месте, загорается в другом, – рассказывает аким Акжарского сельского округа Серик Сагимбаев.
Более двух сотен овец крестьянского хозяйства «Жана коныс» пострадало от дыма, который вызвал ураганный ветер. Погибло 215 овец. Это большой урон для крестьянского хозяйства. Некоторую часть пришлось прирезать – все равно они надышались гарью.
По словам акима, это был, пожалуй, самый крупный пожар за всю историю этого края.
– Я двадцать лет работаю в сельской местности, но такого пожара еще не видел, – признался Серик Сагимбаев. – Очаг возгорания начался в районе села Ульке, что в 10 километрах от границы Хромтауского района, а потом практически сразу добрался до земель Табанкольского и Акжарского сельских округов нашего района.
Что касается главы пострадавшего крестьянского хозяйства Мурата  Кенжебаева, то он ни к кому претензий не имеет и считает, что во всем виноваты аномальные природные условия.
– Я благодарен акиму района и всем своим землякам, которые в тот момент оказали нам поддержку, – говорит он.
По данным противопожарной службы, в нынешнем году официально  зарегистрировано 20 степных пожаров, но на самом деле возгораний было  гораздо больше. С мелкими сельчане зачастую справляются сами, но вот  на борьбу с крупными привлекаются не только добровольные пожарные дружины на местах, но и спецтехника из района и областного центра.
В департаменте по ЧС круглосуточно проводят космический мониторинг.
– По компьютеру мы видим, где и какой участок области загорелся. Космический спутник даже реагирует на горение нефтяных факелов, но мы на них уже не обращаем внимания. Благодаря такому мониторингу  видим не только место возгорания, но и вычисляем площадь и температуру. Техника отправляется туда в зависимости от площади возгорания, – рассказали в департаменте по чрезвычайным ситуациям по Актюбинской области.
– Нужно в целях профилактики  опахивать поля или ту местность, которая горит, трехкорпусным трактором, – делится своим мнением начальник отдела механизации областного управления сельского хозяйства Молдаш Жармагамбетов. – Но вся загвоздка в том, что далеко не все применяют такой эффективный метод борьбы со степными пожарами, разве только крупные, зарекомендовавшие себя хозяйства. У мелких крестьянских хозяйств такой техники попросту нет. Конечно, это очень печально.
Как вспоминает Молдаш Жармагамбетов,  подобная жара стояла в 1975  и 1985 годах.  Тогда практически весь травостой выгорел. Ездили заготавливать сено в Россию, в Восточно-Казахстанскую область. В этом году даже на участках государственного фонда, который расположен в Айтекебийском и Иргизском районах и всегда славился густым травостоем,  нет нормальной травы – она или выгорела, или была уничтожена степными пожарами.
Гидранты в некоторых сельских населенных пунктах не работают. Сельчане боятся не только степных пожаров, но и так называемых бытовых. К примеру, жители поселка Петропавловка Каргалинского района вот уже который год просят местную власть привести в порядок гидранты, но воз, как говорится, и ныне там. В итоге дом, где жила семья с тремя детьми и мужем-инвалидом, совсем недавно полностью сгорел. Семья вынуждена ютиться то у своих односельчан, то у родственников.
– Степные пожары могут добраться и до нас, что тогда будем делать? Мы давно просим наши власти привести в порядок водяные гидранты, но пока ничего в этом плане не делается, – говорит жительница Петропавловки Людмила Кузебаева.

Только за последние три дня  от степных пожаров пострадали: Шалкарский район – 1 900 га, Темирский район – 90 га, Мугалжарский район – 45 га, Иргизский район – 40 га, Уилский район – 35 га.
Попутно горят и лесные насаждения. За последнее время зафиксированы три случая горения лесопосадок, в результате чего пострадала площадь в 83 гектара. От огня также пострадали вяз и смородина в Актюбинском лесном хозяйстве.

Сезон огня, или Правила тушения степных пожаров
Если вы обнаружили пожар или признаки горения в степи, немедленно сообщите об этом в ближайший пункт пожарной службы.
Тушение пожаров осуществляется добровольными противопожарными формированиями населения, которые создаются из числа граждан населенных пунктов, в которых не созданы государственные учреждения пожаротушения.
До прибытия сил и средств подразделений государственного учреждения пожаротушения местные исполнительные органы на соответствующей территории:
– своевременно информируют население о возникших пожарах, возможном их распространении, а также о принятии необходимых мер по ограничению их последствий;
– ставят в известность пожарных о площади  пожара и изменениях обстановки на месте пожара;
– осуществляют общее руководство по тушению пожаров.
При тушении пожара местные исполнительные органы обеспечивают привлекаемые для ликвидации пожаров силы и средства, независимо от форм собственности, горюче-смазочными материалами, продуктами питания, медицинской помощью.
Кундыз КАСЕНОВА