Новый вектор бизнеса

В регионе формируется реестр социальных предпринимателей, в который уже вошло три субъекта МСБ.

Как получить статус?

Три проекта ведут Алия Умирзакова, Багдагуль Мырзагулова и семья Казыбаевых.
О бизнесе Алии Умирзаковой «АВ» писал в прошлых номерах.
Напомним, бухгалтер-экономист в крупной нефтегазовой компании, пытаясь помочь дочери, стала профессиональным логопедом-дефектологом. Она открыла центр педагогической коррекции и помогает детям с задержкой в развитии.
В список социальных предпринимателей могут войти и другие бизнесмены области. Для этого нужно создать рабочие места для лиц с ограниченными возможностями, решать вопросы социального характера, открывая реабилитационные центры, оказывая услуги социально уязвимым слоям общества. Таких у нас немало. С критериями, выдвинутыми для определения этого статуса, можно ознакомиться в управлении предпринимательства. Именно там принимают документы от ИП и других юридических лиц (за исключением субъектов крупного предпринимательства) для включения в реестр. Подать документы можно раз в квартал. Комиссия рассматривает заявки субъектов социального предпринимательства, вырабатывает рекомендации и предложения по включению их в реестр, предоставляет данные в Министерство национальной экономики с целью назначения социально-экономических льгот. Точечные меры государственной поддержки разрабатываются на уровне Правительства.

Диагноз определил дело

Родители особенного ребенка открыли реабилитационный центр, где занимаются с детьми с нарушением интеллекта.
В 2008 году сыну Руслана и Сары Казыбаевых поставили диагноз «аутизм». Молодые родители тогда столкнулись с большими трудностями в плане воспитания и ухода за особенным ребенком – не знали элементарного, как вести себя с сыном в моменты его приступов.
– Нас никто не консультировал в вопросах ухода за ребенком. В поликлинике сказали: «Держитесь, будет сложно». Но не назначили никакого лечения. Кабинетов коррекции, где занимались бы с особенными детьми, в Актобе практически не было. Все о расстройствах аутистического спектра узнавали с супругой из интернета, – делится Руслан.
Квалифицированную помощь специалистов родители получили в столичных и российских коррекционных центрах. Но возить сына туда постоянно было нелегко. Алматинские врачи посоветовали семье переехать в их город, чтобы ребенок мог получать реабилитацию беспрерывно. «Только таким образом можно добиться прогресса», – наставляли они супругов. Пять лет семья прожила в Алматы. Чтобы узнать о заболевании сына и понять, чем можно ему помочь, Сара выучилась на нейропсихолога в Московском институте психоанализа. Теперь свои знания новоявленный специалист применяет на практике в собственном центре. Руслан работал в банке, но тоже решил сменить профессию. Прошел курсы по АВА-терапии, стал практиковать методы реабилитации и адаптации больных аутизмом детей на сыне.
Проходя сложные этапы реабилитации с ребенком, супруги решили открыть центр коррекции, чтобы предоставлять необходимую помощь другим детям с подобным диагнозом. Укомплектовали штат сотрудников. Первое время снимали помещение в аренду, но выплаты съедали практически весь доход, а деньги нужны были на обновление инвентаря, зарплату сотрудникам. В начале года городской акимат предоставил предпринимателю подвальное помещение в бывшем центре планирования семьи в 8-м микрорайоне. На собственные средства Руслан привел его в порядок, оборудовал кабинеты для занятий, наладил электропроводку.
– В нашем центре нейрокоррекции и социальной интеграции «Дербес» упор делается на нейрофизиологию ребенка. Принимаем детей с ментальными нарушениями, поведенческими проблемами. Таких ребят, как правило, отправляют на надомное обучение. Они неусидчивые, не могут находиться в обществе, выйти из квартиры во двор для них большой стресс. Мы снимаем этот стресс. Дети учатся взаимодействовать со сверстниками. Группы у нас небольшие. Обычно специалисты занимаются с одним ребенком, чтобы он привык к ним. Через несколько одиночных занятий объединяем их в группу из двух-трех детей, оцениваем результат пройденной терапии, – рассказывает Руслан.
В центре работают нейропсихолог, педагоги-психологи, логопед-дефектолог, музыкальный терапевт и специалист по АВА-терапии. Есть кабинеты по нейрокоррекции, сенсорной интеграции, зал адаптированной физкультуры. Занимаются с детками по четыре часа в день пять раз в неделю.
– Принимаем малышей с полутора лет. Чем раньше начнется коррекция, тем больше шансов вытащить больного ребенка из замкнутого пространства, – поясняет владелец центра.
Сейчас учреждение посещает 45 детей, 11 из них получают услуги по госзаказу. За счет государства дети проходят реабилитацию на протяжении трех месяцев, в то время как месяц коррекции обходится в 88 тысяч тенге.
– Детям нужна пожизненная реабилитация. С возрастом проблемы у особенного ребенка растут. Не все родители в состоянии оплачивать наши услуги. А ведь если проводишь коррекцию, ее нельзя прерывать. Я пытался добиться оплаты по госзаказу сразу за три года, а не за три месяца. Мне сказали: «Ты покажи результат, потом будем решать вопрос с финансированием», – признается предприниматель.
Руслан несколько раз повторяет: «Чем раньше начнешь заниматься с особенным ребенком, тем больше шансов, что он сможет посещать детсад, а затем и учиться в инклюзивном классе обычной школы. Реабилитация для достижения результата должна быть пожизненной».
Супруги также арендовали частный бассейн. Уроки по плаванию посещает 85 детей с аутизмом, ЗПР, ДЦП и другими видами заболеваний. Занятия проводятся бесплатно в рамках подушевого финансирования.
В планах у предпринимателя внедрить еще один проект по профориентации детей с РАС. Вопрос трудоустройства граждан с ментальными нарушениями семье Казыбаевых пришлось решать по мере взросления сына. Руслан плотно сотрудничает с министерствами здравоохранения и социальной защиты населения, республиканским научно-практическим центром психического здоровья, предлагая свое видение вопросов социальной интеграции людей с отклонениями интеллекта.
– Хочу доказать, что и с ментальными нарушениями человек может быть дееспособным. На примере зарубежных стран показываю, что такие граждане могут работать, пусть несколько часов в день, пусть и с частичной дееспособностью, но у них есть шанс устроиться в жизни, – убежден Руслан.
Его бизнес вошел в реестр социальных субъектов малого и среднего предпринимательства региона. Руслан надеется, что в будущем этот статус даст ему преимущества в части субсидирования, льготного кредитования, получения грантов на развитие дела:
– Сейчас мы всецело зависим от себя. Но если будет поддержка государства, нам удастся расширить поле деятельности. Для этого необходимо, чтобы социальных предпринимателей выделили в отдельную категорию.

Конкуренты — не помеха

В декретном отпуске Багдагуль Мырзагулова открыла швейную мастерскую. Она предоставляет работу лицам с инвалидностью и бывшим заключенным.
Шесть лет назад молодая мама загорелась идеей открыть собственное дело. Изучила основы бизнеса на курсах РПП «Атамекен». Ей как практикующему экономисту не составило труда разработать бизнес-план по открытию швейной мастерской.
– Сама я шить не умею, но заняться хотела именно пошивом одежды. У меня тогда была всего одна машинка. На работу решила принять людей с инвалидностью. Обратилась на биржу труда, где мне порекомендовали девушку с нарушением слуха. Вместе с ней мы и приступили к работе, – вспоминает Багдагуль.
Работает предприниматель по тендеру, шьет спецодежду для предприятий. Договоры заключаются с производственниками из разных регионов. Несмотря на то, что конкурентов в этой сфере достаточно, бизнес приносит постоянный доход. В планах у Багдагуль расширить сеть мастерских.
Предприниматель приобрела еще несколько машинок, наняла работниц. Сейчас в мастерской «Келешек» работает 19 мастериц: девушки с ограниченными возможностями и освободившиеся из мест заключения. В закройщиках – двое мужчин, тоже из бывших осужденных. Всех их актюбинка нанимала через центр занятости и службу пробации. Швеи ценят свою работу. Ведь для многих из них зарплата стала хорошей прибавкой к пособию по инвалидности.
– Многие девочки глухонемые. С ними общаемся по WhatsApp, так раздаю задания. Швеи Света и Камажай приезжают в цех на инвалидных колясках. Все сотрудники очень ответственные, любят свою работу. Для них это и общение. Придя ко мне, они сдружились, теперь помогают друг другу, – говорит Багдагуль.
Предприниматель разрабатывает еще один проект – планирует открыть мастерскую в колонии. Шить будут также спецодежду. Для этой цели приобретено 20 машинок. Уже отобраны и будущие швеи из числа осужденных мужчин, решивших подзаработать. Как только подпишут договор, сразу приступят к делу. К тому же небольшие швейные цеха скоро откроются в Алге, Темире и Хромтау. Работать в них будут лица с ограниченными возможностями. Женщины уже обучились навыкам шитья на курсах от центра занятости.
Бизнес Багдагуль Мырзагуловой также включен в реестр социальных субъектов малого и среднего предпринимательства региона. Однако, как замечает женщина, этот статус пока что не дает каких-либо привилегий.
– Так как мы участвуем в тендерах, нередко возникают проблемы с заказами. Если имели бы какие-то преимущества социальные предприниматели, было бы полегче. Обещают послабления в выплате налогов, но пока что это только на словах, – замечает она.

Над страницей работала Айжан ШАУКУЛОВА

Фото Куандыка ТУЛЕМИСОВА

..............................................................®За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель................................................................