09.02.2023

Актюбинский Вестник

Главные новости Актобе

Отец-одиночка

50-летний мужчина со слабым здоровьем воспитывает троих детей.
Нуртас в молодости пас скот недалеко от города, за труд сердобольный хозяин приобрел ему земельный участок в поселке Жанаконыс. Там мужчина построил небольшой домик, позже женился. Вскоре жена родила мальчика, через год близнецов – мальчика и девочку. Однако спустя три года пришлось расторгнуть брак. У супруги начала прогрессировать болезнь.
— С тех пор все трое у меня на руках, — рассказывает собеседник. – Старшему сейчас 10 лет, а близнецы на год младше. Пробовали несколько раз сойтись с женой, не получилось. Она живет у родителей. Наверное, они обижаются, что я как глава семьи не уберег свой очаг, но что могу поделать. Иногда она навещает детей, я не против. Наоборот, говорю детям, чтобы жили с ней, но они предпочитают оставаться со мной. Хотя вижу, что любят маму. Заново сойтись – то же самое, что обзавестись четвертым ребенком. Жениться на другой тоже не могу, не хочу ранить сердца детей при живой матери.
В последние годы у самого Нуртаса начались проблемы со здоровьем. В 2018 году семь месяцев пролежал в больнице, ему удалили часть легкого, затем — часть желудка. Теперь у него проблемы с трудоустройством: как только узнают, что состоит на учете по туберкулезу, указывают на дверь. Почему-то инвалидность ему тоже не положена.
– Прошу снять с учета, но получаю отказ. И нетрудоспособным меня не признают, — сетует мужчина. – Пенсия или какое-либо пособие по состоянию здоровья тоже не полагается. Оказалось, что нам по закону ничего не светит. Во всяком случае так мне объясняют в социальных службах, куда обращался не раз. «Не можем дать деньги из собственного кармана и ничего не можем предпринять. Вы только не обижайтесь, но нет такого закона, чтобы вам и вашим детям платить пособия. Вам ничего не полагается», — таков постоянный ответ сотрудников госорганов. Чтобы претендовать на адресную социальную помощь, советуют устроиться на работу. Но на работу, как я уже сказал, не берут. Какой-то замкнутый круг получается. Приходится выкручиваться самому, устраиваться на мизерную зарплату подсобным работником, дворником. Благо два года как устроил детей в интернат в Курайли. Кстати, одним из поводов отказа выплаты им пособий является то, что они находятся под присмотром государства. Но интернат работает лишь во время учебы, в течение девяти месяцев.
Когда ребята приезжают на каникулы, приходится брать отпуск без содержания или увольняться. Не могу оставить их одних. Пока были маленькими, оставлял закрытыми дома, а сейчас они подросли и не хотят сидеть в четырех стенах. Не отказываюсь от любой работы, хотя не все подходит по состоянию моего здоровья. Буду работать, пока хожу, пока не упаду, — говорит Нуртас.
Дочка учится прилежно, пойдет в четвертый класс, а сын, ее близнец, с трудом окончил два класса. Он плохо говорит, учителя сказали, что на следующий учебный год не примут мальчика, отстающего в развитии, в среднюю школу. С ним тоже придется повозиться, но одинокий отец не знает, с чего начинать его лечение и к какому специалисту обратиться.
— На жизнь я не жалуюсь. Сколько людей беднее меня, у скольких нет даже крова. В моем крохотном домике тепло. С 2013 года строю дом рядом с ним. Земляки, узнав об этом, скинулись на часть строительных материалов, за что им спасибо. Главное, крышу закрою, и пусть стоит. Дети вырастут, доделают сами. Ведь он будет их большим отчим домом, — говорит напоследок Нуртас.
Абат КАРАТАЕВ

Фото автора

Колонка "Взгляд"